2373

Материал из Онлайн справочника
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Проверка/Оформление/Редактирование: Мякишев Е.А.

Навигация

Анекдоты

Афоризмы

Истории из жизни

 Текст истории из жизни
История из жизни:132769Произошла эта история в конце 90-х годов и со временем я изложил её вформе рассказа. После нескольких публикаций ко мне обратился один изпитерских продюсеров и предложил написать сценарий, который они так и неуспели отснять в связи с прошлогодним кризисом.Возможно, появятся другие предложения, и фильм всё же выйдет в прокат, авы узнаете в нём героев этой истории, и тем занятнее будет провестипараллель между тем, что происходит на киноэкране и тем, что случилосьна самом деле.Я люблю тебя, сука.Мы расстались три года назад, когда она была похожа на симпатичногощенка неизвестной породы. Сегодня же я увидел красивую и оченьпородистую суку, именно такой Ольга выплыла из серебристого «ЛендКрузера».- Привет, - сказала она, оступилась на высоком каблуке и подхватила меня за руку, - ой, я, кажется, колготки порвала.Черт побери, только она так умеет.- Не подскажешь, как их можно порвать, если ты всего лишь подвернула ногу?- А вторая нога у меня для чего?Я задумался, Ольга частенько озадачивала меня образностью своегомышления.- И для чего тебе другая нога?- Вторым каблуком я царапнула по колготкам, что здесь непонятного, ведь это так просто, - она чуть не плакала.Я слегка приобнял ее и постарался выпрямить, Ольга поддалась и вновьобрела горделивую осанку светской дамы:- Куда ты меня поведешь?Я указал на светящуюся позади нас вывеску «Кафе».- Фу-у-у, наверняка там готовят противный кофе, - Ольга на всякий случай надула губы.- Если не понравится, перейдем в другое место.- У меня сигареты кончились.- Я куплю. Тебе какие?- Эти...- Какие «эти»?- Ну, светленькие, сейчас пачку покажу. Я их всего два дня курю и еще не помню названия, - она посмотрела под ноги и осторожно двинулась к джипу.На удивление, Ольга без происшествий добралась к водительской двери идостала из салона пустую пачку с вензелями:- Извини, у меня с собой нет наличных, только золотая «Виза». Не думаю, что в ларьке ее примут.- Справлюсь, - ответил я и двинулся за сигаретами.Через несколько минут мы сидели в симпатичном кафе, с видом на стоящий утротуара внедорожник.- Ну и как ты? - она затянулась тонкой сигаретой и уронила ложку.Некоторое время я ожидал ее появления из-под стола:- Все так же. Пишу. Кино по моему сценарию будут снимать.- Да?- Угу. Тебе это на самом деле интересно?Она немного поерзала и истлевшая соломинка пепла упала на рукав шубы.Пепел рассыпался пылью и просочился в подшерсток бесславно погибшейнорки.- Ой, – Ольга разгребла пушистый мех и скривилась, - теперь вонять будет.- А ты освежителем воздуха побрызгай.Она с подозрением покосилась на меня:- Издеваешься?Не найдя на моем лице признаков веселья, Ольга раскрыла сумку, порылась,достала маленький баллончик и брызнула на шубу. В воздухе запахлоядовитым газом, глаза наполнились слезами, а из носа потекли сопли.- Ты с ума сошла? - я тер ладонями глаза, судорожно пытаясь вздохнуть.Ольга сидела выпрямившись, сжавши губы до тонкой ниточки, а из под еевек катились крупные слезы.- Иди сюда, - я выдернул безумную подругу из-за стола и в туалетной комнате склонив над раковиной принялся омывать ей лицо.- Ты мне тушь размажешь!- Заткнись, - и я снова набрал в ладонь воды, - так легче? - прикосновение к бывшей подруге доставило мне несказанное удовольствие, и я был искренне тому удивлен - казалось, что все уже давно в прошлом.Ольга со всхлипом втянула стекающие по щекам струйки, и из-под гримапоказалось ее настоящее лицо, то самое, из-за которого я в свое времяпотерял голову.- Уйди. У тебя есть платок?- Так уйти или дать платок? - я оторвал бумажное полотенце и протянул ей.- Мне накраситься нужно. Не смотри на меня.- Зачем ты это сделала?- У меня в сумке был дезодорант, а баллончики очень похожи.- Ну да, я вижу.Я прошел в зал и извинился перед чихающей официанткой. Девушка ужеразмазала по лицу дешевую косметику и теперь жаждала мщения.- Вам нужно заплатить штраф, у нас запрещено пользоваться газовыми баллончиками.- Это был дезодорант.Девушка изумленно приоткрыла слезящийся глаз.- Да, очень сильный дезодорант! Просто моя знакомая еще не умеет им пользоваться.Я достал из под стола упавший баллончик:- Смотрите, - я почти не рисковал. Накопленный опыт говорил, что баллончик и в самом деле мог быть дезодорантом, просто у Ольги почему-то всегда так получается.Девушка шарахнулась от меня в сторону, проскрипела осипшим голосомругательство и убралась за стойку бара.Между тем, Ольга появилась из туалетной комнаты, поблескиваянакрашенными губами, вытирая платком уголки еще слезящихся глаз. Онаплыла по залу средневековой каравеллой, и я невольно ей залюбовался.Ольга продефилировала мимо и села на мель за соседним столиком, уронивпаруса салфеток, и близоруко зашарила возле себя руками:- Де-е-вушка! - ее капризный голос разнесся по пустому залу и вытащил из под стойки официантку, - где мой кофе?Официантка затравлено оглянулась на меня, похоже, что выездная сессиядурдома ее стала угнетать.- Попробуй пересесть за наш стол, и я покажу где твой кофе.Ольга перевела рассеянный взгляд в мою сторону, сощурилась и жалобносказала:- Я сняла линзы и почти ничего не вижу.- А как ты собираешься ехать?- Ты меня отвезешь, - она перебралась на свое место и пригубила кофе.- Холодный.- Ты слишком долго принимала душ. Кстати, а куда ты свое корыто денешь? -я перевел взгляд на окно, закрытое джипом.Ольга посмотрела на меня с некоторой брезгливостью, будто из моейшевелюры на стол спрыгнула парочка блох.- Разве я не сказала, что поедем на моей машине?Ага, значит, так: «я сказала».- А тебе не приходило в голову, что у меня могут быть другие планы?Ольга искренне удивилась:- Ты же со мной встречаешься, какие могут быть еще планы?Вот тут она была права - общаясь с Ольгой нельзя строить никаких планов- нужно быть готовым к тому, что она может опоздать часа на полторапотому, что сантехник закрыл подвал, в который она залезла на минуточкуза своей кошкой. Или среди белого дня разведут мосты, а в мае выпадетснег и завалит подъезды к ее гаражу. На крайний случай, из зоопаркасбежит самец черепахи и станет бессовестно домогаться Ольгу на глазахизумленной публики возле Казанского собора.Кстати, единственный раз она явилась на свидание вовремя в тот самыйдень, когда мне надоели ее бесконечные опоздания, и я решил приехатьминут на двадцать позже. Опыт получился неудачным - к моему появлениюслучилась истерика у незадачливого восточного торговца, который имелглупость предложить звереющей Ольге банан.- Так ты говоришь, - через паузу сказала она, - тебя в кино снимают?- Типа того… только не меня, а по моему сценарию. Впрочем, это почти одно и то же.- А почему ты не говоришь, что у меня красивый загар?- У тебя замечательный загар, вот только не пойму, отчего он желтый?- Что, заметно? – голос Ольги ослаб почти до шепота, - представляешь, я только что прилетела из Египта.- Ведь не из Вьетнама, так почему ты желтая?- Сильно заметно?- Да как тебе сказать… вначале я думал, что ты больна или в солярии перегрелась.- Все этот чертов крем, я убью свою косметичку! Она сказала, что у моей кожи будет исключительный оттенок.- Знаешь, она тебя не обманула.- Хватит! Я тебя три года не видела, а ты все такая же скотина, - Ольга отвернулась к окну, выставив на обозрение свой профиль. На самом деле, она прекрасно знала, что в профиль ее лицо сильно выигрывает.- А если это был и не крем вовсе?- Как не крем? – Ольга забыла выгодном ракурсе и близоруко прищурилась в мою сторону.- Ну, может, его нужно было на хлеб намазывать, а не на тело? Ты ничего не перепутала?Под прелестной кожей на лбу зашевелилась извилина.- Почему на хлеб?- Откуда я знаю. Думаю, что по своему обыкновению ты схватила первое, что подвернулось под руку, и намазалась, к примеру, кетчупом или кари, а крем по-прежнему стоит в холодильнике.- Хватит из меня дурочку делать!- При чем тут я? У меня тоже есть претензии к твоим родителям, но за давностью лет ничего изменить невозможно, поэтому давай говорить о чем-то нейтральном. Как там в Китае?- В Египте! Ужасно, наш отель чуть не взорвали.- Террористы прослышали о твоем приезде?- Дурак.- Спасибо. Так что ты сделала с отелем?- Они нашли какую-то сумку, а потом специальный робот отвез ее к морю и полицейские расстреляли ее из автоматов.- Это была твоя сумка? Меня бы не сильно удивило, если бы ты спокойно наблюдала расстрел собственного чемодана.- Ну, о чем с тобой можно говорить? Ты бываешь серьезным? Я чуть не погибла, а тебе по барабану.- Погоди, ты не говорила, что после сумки собирались расстрелять тебя.- А если бы там была взрывчатка?- Сидела бы в Питере, и никто бы не стрелял возле тебя в подозрительные сумки. Чем ты еще занимаешься?- На лыжах учусь кататься.- И как тебе удается, с таким загаром?- Я инструктора наняла, он такой душка! Знаешь, он сказал, что у меня здорово получается и уже готов учить бесплатно.- Ты уверена, что он имел в виду именно лыжи?Ольга смерила меня фирменным взглядом, и я стушевался. Я всегда боялсяее взгляда, от него хотелось встать и пойти в то самое место, куда этотвзгляд посылал. Причем, посылал он всегда в одно и то же место и весьмадоходчиво. И я шел, как привязанный к этому стриженому лужку баран, дотех пор, пока стадо других баранов не вытоптало мой огород. Когда яосознал, что вовсе не одинок на этом пикнике, то пришел в неописуемоебешенство, а когда оно превысило допустимые пределы, мы расстались. СОльгой, ее лужком и другими баранами. И вот сегодня мы просто пьем кофе.Между тем, лежавший на столе мобильник осветился экраном и пополз постолу в агонии модного шлягера.- Ало, - сказала Ольга. Минуту она выслушивала абонента, потом мурлыкнула в трубку и нажала клавишу отбоя, - мне пора.- Бараны уже заждались?- Это звонила косметичка, сказала, что скоро подойдет моя запись.- Ну-ну… идем, я тебя отвезу.Я рассчитался с красноглазой официанткой, оставил ей немного денег налекарства и мы вышли на улицу.- Держи, Ольга кинула мне ключи, и мне пришлось подпрыгнуть, чтобы их поймать.Она усмехнулась:- А ты еще ничего.- Спасибо, общение с тобой меня быстро приводит в форму.Усевшись на водительское кресло «Ленд Крузера», я потрогал рычажки,переключил несколько раз передачи и, освоившись, завел двигатель.- Пристегнись.- Не хочу, мне с ремнем жарко.Я посмотрел на Ольгу, ожидая увидеть улыбку, но лицо ее было серьезно.Тогда я вздохнул и принялся настраивать зеркала.- Кстати, откуда такая роскошь? Помер твой дядя в Улан-Баторе и оставил в наследство отару овец?- Мне его подарили.Я поперхнулся:- А можно узнать, чем ты осчастливила дарителя?Ольга не снизошла до ответа, достала сигарету, прикурила и уставилась вокно. Я же посмотрел в зеркало на свою «девятку», и мы поехали.Минут двадцать я наслаждался новыми для себя ощущениями, с гордостьюпосматривая на бестолково суетящиеся под колесами легковушки. Потом однаиз них, попыталась нас догнать, проскочила на красный свет ипристроилась позади. Словно принюхивающаяся с хозяйскому тапочку собака,черная с тонированными стеклами БМВ подъезжала к нам с разных сторон, асидевший на пассажирском сидении «спортсмен» с бритой башкой изучалцарапины на нашем кузове. Я чувствовал себя словно конферансье на сцене,которому суфлер шепнул, что у него расстегнута ширинка - вродезастегнуть при людях неудобно, но и дальше так продолжаться не может:- Послушай, дорогая, у тебя случайно нет навязчивого поклонника на черной бмвухе?Ответить Ольга не успела, потому, что в ее сумке снова забилсяприпадочный мобильник. Некоторое время она слушала абонента, пытаясьперебить нечленораздельными восклицаниями, но по всему видать, с нейособо не церемонились и после нескольких попыток, Ольга перешла в режимпрослушивания, а лицо ее на глазах мрачнело. Я даже не помню случая,чтоб такой перепад настроения проходил безболезненно для его виновника.- Проблемы? – спросил я, когда она в ярости кинула мобильник в сумку.Ольга злобно засопела, потом ее прорвало, и она разразилась матернойтирадой. Ого!Раньше за ней такого не водилось, и за пять минут я узнал, что ее новыйлюбовник полное дерьмо и редкая скотина, машина на которой мы едем,числится в угоне, а Ольге рекомендовано бросить ее в ближайшейподворотне, выкинуть ключи и бежать к метро, затерявшись в толпе.С полминуты я переваривал полезную информацию, а потом сказал:- Позвони этому козлу и спроси, кто может за тобой ехать на черном БМВ. Может это его приятели нас сопровождают.- Я не буду звонить, между нами все кончено.- Ты ему сейчас позвонишь и спросишь то, что я тебе сказал, - иногда, в общении с Ольгой, мой голос приобретал несвойственные ему стальные нотки.- Не буду.- Тогда я остановлюсь и узнаю, что этим людям нужно. Только имей ввиду, если это менты, будешь разбираться с ними сама.Здесь я немного лукавил, разбираться пришлось бы обоим, но такие мелочиОльге были неведомы, и она снова вытащила трубку из сумки.- Он не знает кто это, - сказала Ольга после короткого разговора, - говорит, что нужно срочно от машины избавляться.- Заботлив он у тебя, однако, - похвалил я Ольгу и выехал на набережную.Между тем, выбрав момент, преследователи попытались подрезать «ЛендКрузер», прижав его к тротуару, а из окна пассажирской двери сновавысунулась «бритая башка» и скорчила зверскую рожу. Зря он так сделал,если до этой выходки у меня были некоторые сомнения, то сейчас ониразрешились явно не в пользу хозяев БМВ. Вот уж чего мне меньше всегохотелось, так это разбираться с кем бы то ни было, по поводу того, как яоказался за рулем угнанной машины. Я выехал правым колесом на тротуар,увернулся от бросившейся под колеса урны и прибавил скорость. Похоже,что преследователи расстроились - их машина заморгала ксеноновыми фарамии обиженно загудела клаксоном.Не доезжая поста ГАИ, наши преследователи угомонились, и мы дружнойстайкой миновали милиционеров. Видимо эти парни имели свои резоны невпутывать в наши странные игры посторонних, и это немного окрыляло. Делооставалось за малым – оторваться от преследователей и где-нибудьпоблизости от метро исчезнуть, оставив на растерзание ворованныйавтомобиль.- У тебя в сумке лежат гигиенические салфетки, достань их.Ольга пребывавшая в своем сумеречном мире, похоже, забыла о моемсуществовании. Она вздрогнула и переспросила:- Что сделать?- Протри салфетками все ручки в машине, до которых сможешь дотянуться. Перчатки у тебя есть?Ольга порылась в сумке, достала салфетки и перчатки. Меня всегдаинтересовало, можно ли придумать, чего не окажется в ее сумке. Как-тораз мне понадобился кусочек проволоки и гвоздь, и Ольга, зарывшись сголовой в волшебную сумку, через минуту извлекла весьма приличный мотокпроволоки и шуруп.- Машина у тебя давно?- Два дня.- Ты ее получила вместе с привычкой к новым сигаретам?Ольга не стала пререкаться, натянула перчатки, открыла пачку влажныхсалфеток и принялась сноровисто протирать дверь и панель машины.Тут я развеселился – кажется, мне пришло в голову, чего в ее сумке бытьне может:- А для меня перчаток у тебя не найдется?Ольга не оценила юмора, раскрыла сумку и достала из нее пару одноразовыхмедицинских перчаток.- Пойдет?Как обычно, она выиграла, и я даже расстроился.- Для чего ты их с собой таскаешь?- Ты все равно не поймешь, они нужны мне для салона, чтобы руки не испортить.И снова оказалась права - я не ничего понял, но перчатки одел.Однако, вернемся к нашим преследователям. А они, между прочим, временине теряли – перестроились в левый ряд и потихоньку обгоняли «ЛендКрузер», воспользовавшись, тем, что нашу полосу заняла фура. Морда вокне БМВ появилась снова и ее кривляния не стали дружелюбнее. Я бысказал наоборот – помогая себе руками он вполне отчетливо изображал, чтос нами сделает, когда доберется. У парня несомненно был талантклоуна-мима, и что самое занятное, я ему верил, а со мной, знаете ли,это редко бывает, чтобы так безоглядно поверить первому встречномупроходимцу.Обогнав нас на полкорпуса, неприятельская машина стала медленноприжимать джип к обочине. И тут до меня дошло, что я совершенно напрасноминдальничаю – если эта машина уже не наша, с какой стати за неепереживать? В тот же момент я престал уступать дорогу и правое заднеекрыло преследователей со скрипом и глубоко вмялось в собственный кузов.Машина шарахнулась в сторону, задела обгонявшую ее Волгу, а мне сталонеуютно. Это в кино машины скачут друг по другу, кувыркаясь по трассе, ав жизни я подобного не видел. В принципе, я вполне законопослушныйгражданин в меру недолюбливающий ГАИшников и портить злонамеренно чужиемашины мне еще не приходилось. «Рожа» в соседней машине высунулась почтидо пояса и попыталась на ходу оценить полученный ущерб, а разглядевзаднее крыло, спортсмен, кажется, впал в уныние.Водители соседних автомобилей стали обращать на нас внимание и вполневозможно, что сознательные граждане уже звонили в организациюзанимающуюся отловом таких парней как мы и представляющих опасность дляобщества. Встреча с бравыми ребятами из какого-нибудь спецназа в моипланы входила еще в меньшей степени, чем катание на угнанной машине и,ударив по тормозам, я свернул на боковую улочку. Позади раздался звукглухого удара, и я мысленно нарисовал еще одну звездочку на борту нашегомонстра.Мой потрясающий маневр не только привел к аварии в среде не соблюдающихдистанцию «чайников», но и сбил со следа талантливого клоуна вместе сего приятелями - подобно налившимся яростью кабанам, они тяжелопросвистели мимо нашего поворота.- Ты как? – занятый преследователями я на время забыл об Ольге и ее голос вернул меня к реальности.- Ничего. Знаешь, это конечно сильнее того, что между нами было, но по уровню адреналина вполне укладывается в концепцию общения с тобой.- Тебе не нравится? – Ольга, кажется, пришла в себя, и решила пококетничать.- Знаешь, я консервативен, мне по-прежнему не нравятся мужики из твоего окружения.Ольга хмыкнула, а я в изумлении уставился на дорогу. Потерявшиеся было«кабаны», нашлись – их машина стояла у обочины, а узкую проезжую частьперекрывала поставленная поперек милицейская «шестерка». Трое быковатыхпарней с ухмылками смотрели на приближающийся джип, а милиционерзадумчиво разглядывал смятое крыло БМВ.И вот что удивительно, в мозгу что-то щелкнуло, и он стал работать вкаком-то другом, ирреальном режиме - голове замелькали кадрыголливудских фильмов, где такие же мощные джипы легко сметают савтобанов полицейские машины и нога вполне самостоятельно вдавила в полпедаль газа. Я физически ощутил ту самую точку на багажнике милицейскогоавтомобиля, в которую нужно было ударить.- Держись, - это я крикнул Ольге, но, похоже, она сама поняла, что произойдет, и вжалась в кожаное сиденье.Против ожидания, удар оказался не очень сильным, возможно сказаласьразница в весовой категории машин. В зеркалах я увидел, как отброшеннаямощным «кенгурятником» «шестерка» со всего маху впечаталась в черный бокувечной БМВ. Стоявшие на тротуаре парни, не ожидали такой подлости отмилицейской машины, бестолково засуетились вокруг пострадавшей, а самыйрасторопный уже протискивался на водительское место с пассажирскогосиденья. Милиционер, медленно, как при повторе эффектного кадрафутбольного матча, доставал из кобуры пистолет.- На пол!Ольга в своем торжественном прикиде мгновенно стекла на грязный пол икаким-то хитроумным образом скрючилась на коврике. Это было потрясающе –еще ни разу мне не удавалось достигнуть столь безропотного послушания!Подобные ощущения, думаю, испытывает дрессировщик, долгое времяприручавший непослушного тигра, в момент, когда зверь исполнил егокоманду. И не суть, что он сделал это под дулом пистолета, главное, чтовпервые послушался.Тупая пуля Макарова прошла сквозь Ольгино сиденье и расцвела паутиной настекле, а через дырочку в машину ворвался прохладный зимний ветерок. Яперевел взгляд на зеркало, но веселая компания уже скрылась заповоротом.- Выползай.Ольга легко развернулась и скользнула на сиденье.- Ой! Что это? - и она потерла пальцем в кожаной перчатке дырку на стекле,- в нас стреляли?- Это мент, ему было жалко свою машину, потому, что его теперь переведут в регулировщики.- Получается ты спас мне жизнь?- Ну да. А ты как обычно хотела сгубить мою, и у тебя снова ничего не получилось. Теперь застегни сумку, проверь, чтоб ничего не выпало на пол, я сейчас сверну за угол и мы остановимся. Быстро выходим из машины и спокойным уверенным шагом идем к метро. Ты поняла?Ольга, не переставая кудахтать, все терла пальцем злосчастную дырку.- Я спрашиваю, ты все поняла?- Да, да.- Тогда подбери с пола салфетки.И Ольга снова скрылась под панелью, а я еще раз взглянул на дырку всиденье и прямо скажу, почувствовал себя неуютно. И тут я краем глазаувидел все ту же черную машину - сплющенная с обеих сторон будтозакопченная туристами консервная банка, она стремительно нас настигала.Знаете, это не автомобиль, а просто птица Феникс какая-то. У меня сэтого времени, огромное уважение к производителям немецкого чуда, когдаразбогатею, непременно себе такую куплю.Я очень рассчитывал на то, что милиционера парни с собой не взяли, кчему им лишние свидетели нашей встречи, но на всякий случай скомандовалначавшей выползать Ольге:- Лежать!И что вы думаете, она покорно легла! Кажется, я понял, чего нам недоставало в отношениях, и очень жаль, что все в прошлом, я нашел быспособ раздобыть пистолет.Но в нас не стреляли, похоже, своего оружия у парней не было, амилиционер остался грустить у разбитой машины. Но самое печальное, чторация в ней, наверняка осталась невредимой и если мы сейчас не избавимсяот своих проблем, то вечер непременно проведем в кутузке.- У твоей машины фаркоп есть?- Кто-кто? - отозвалась Ольга из-под кресла.- Железяка позади машины, на которую прицеп для картошки цепляют.Ольга задумалась, а я сбавил скорость и повернул во двор. Как толькопреследователи свернули за нами, я затормозил, включил заднюю передачу ипридавил педаль газа.Похоже, фаркоп у машины все же был - БМВ привычно просел от удара,тяжело выдохнул паром из дырявого радиатора и умер, прижав сработавшимиподушками безопасности своих наездников. Я переключил скорость, мощныеколеса выбили куски гравия из разбитой улочки и презрительно закидалиими поникшую неприятельскую машину.Автомобиль мы покинули без приключений на площади возле метро. Явыбросил в урну ключи, а Ольга достала из заветной сумки жетоны. Ну,скажите, откуда она вообще может знать, как выглядят эти штуки, если впоследний раз в метро ездила еще за пять копеек в начальных классах.Ольга опустила жетон в мой турникет, и мы встали на эскалатор.- Ну, что? - Ольга стояла на две ступеньки выше и оттого наши лица были почти на одном уровне, - ты не забыл, что я теперь одинока?Я хмыкнул, - азарт погони еще не прошел и меня слегка потряхивало:- Твое одиночество не продлится более сегодняшнего вечера.- Ведь ты меня проводишь?Я отрицательно покачал головой. Ольга усмехнулась:- Боишься?- Да, боюсь. Боюсь, что все начнется сначала. И у этого начала не может быть хорошего конца.- Ты уверен? - Ольга явно наслаждалась моим замешательством, - ведь ты научился со мной управляться.Зараза, она и это заметила, не могу понять, как ей это удалось из-подсидения. Я задумчиво посмотрел в ее глаза:- Нет.Зря я смотрел ей в глаза. Ольга усмехнулась и близоруко сощурилась:- Ну, как знаешь. Осторожно, мы приехали.Эскалатор сложился в бегущую дорожку, и мы оказались в людскойпреисподней. По обеим сторонам брели люди, они толкались, напирали совсех сторон, и этот водоворот стремительно уносил от меня Ольгу.- Я тебе позвоню.Вряд ли она меня расслышала, слишком тихо я это сказал. Но Ольгу ужеоттеснили старухи с котомками, стайка размалеванной молодежи, и она,оглядываясь, уходила все дальше. А я стоял и смотрел, как она уходит.Может, нужно было что-то сказать? Ведь мы не можем так просторасстаться, может, что-то в этой жизни изменилось? Ну?- Не могу, - это я сказал шепотом, - я тебя просто не выдержу. Прощай.- Предъявите документы.Наглый и требовательный голос вернул меня к жизни, голова мгновеннозаполнилась разноголосым гомоном и скрежетом подходящего к Ольгиномуперрону состава. Кажется, обладатель голоса был раздражен, а может, дажеиспуган. Хорошо, что ему не пришло в голову, как в старых фильмах,положить мне на плечо руку. Я бы мог не сдержаться, а драка смилиционерами это вовсе последнее дело. Я обернулся и к своему изумлениюникого не увидел.- Гражданин! - голос, громыхая протокольным раскатистым «р» раздавался откуда-то снизу. Я опустил глаза и увидел на уровне, чуть выше моего пупка двух милицейских курсантов.- Ваши документы.Я полез во внутренний карман и увидел свою руку - на ней по-прежнемубыла надета медицинская перчатка. Идиот! Еще бы морду платком замотал ив метро сунулся.Милиционеры тоже не сводили глаз с моих рук. Они стояли, напряженносжимая детские кулачки - один смотрел на мою правую руку, а второй налевую, наверное, чтобы у них глаза не разбегались. А я осознал, чтонаконец-то влип по-настоящему.- Ой, вы здесь, а я по всей станции бегаю, думала, что мы потерялись - раздался позади меня радостный голос, - ну нельзя же быть таким рассеянным, прямо как ребенок, - и на глазах обалдевших милиционеров Ольга принялась стаскивать с меня перчатки.- В чем дело, товарищи? - Ольга взглянула под ноги и сделала вид, будто только, что обнаружила милиционеров.- Да вот… - заблеял самый отчаянный.- Этой мой гинеколог, он всегда такой рассеянный… Ну же, снимайте быстрее, люди на вас смотрят.Потом она бросила перчатки в свою бездонную сумку, подхватила меня подруку и мило улыбнулась замершим милиционерам:- Всего хорошего, большое вам спасибо, - Ольга втолкнула меня в вагон, двери с грохотом закрылись, и мы опять куда-то поехали.Михаил.http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:82005Отдай грибочки, дяденька!Двигать науку можно по-разному, к примеру, кульманом по ватману водить,изображая глубокие мысли. А можно, как это делали мы, носиться постране, поставляя научные данные тем самым «ботаникам», что штаны вродном НИИ протирали. Назывались такие научные кадры «испытателями», аесли их больше двух собиралось - уже «испытательная партия» получалась.И ценились такие деятели буквально на вес золота. Все потому, что некаждый за те же деньги, что можно чаи с утра до вечера на работе гонять,будет по вокзалам да аэропортам с тяжеленным оборудованием скакать.Для нашей работы определенный склад характера нужен, здоровье отменное,жена покладистая, да еще кучу всякого полезного необходимо уметь делать.В общем, этакие «профессиональные командировочные» - длинные руки своегоНИИ. А потому и сходили нам с рук многие выходки, от которых иного бы вдве минуты по статье уволили. Мы это знали и вовсю пользовались, ведь неденьгами едиными жив человек. Правда и пахали мы как проклятые, но этоиногда, чаще нам ждать приходилось. А мы этого сильно не любили.Как-то раз нашу ударно-испытательную группу вызвали на один изсудостроительных заводов в Киеве. Проблемы у них с пароходом возникли -не заводился он с «толкача» или тормозил плохо, не помню точно, потомукак первый отдел, в свое время, напрочь память отшиб. И таких как мы изразных НИИ и КБ должно было на завод человек сорок подтянуться, всем имзаводчане разослали скорбный вопль о помощи.Как и положено профессионалам, мы выдержали паузу в пару недель, чтобыбез нас собрались и, упаковав увесистые ящики с аппаратурой, двинули встолицу. На заводе нас, приняли, расцеловали и поселили в общаге узавода. А руководитель испытаний так и сказал:- Молодцы, первыми приехали. Теперь дождемся остальных и дней через десять начнем работать, а пока отдыхайте.- Федорыч, ты что, белены объелся, десять дней в общаге сидеть! Давай мы аппаратуру оставим и домой смотаемся, а к сроку вернемся.- Нет, - отвечает хитрый заводчанин, мы специально вызов заранее послали, сами видите, кроме вас еще никого нет. Так что, сидите в Киеве и ждите, а то разбредетесь по стране, хрен вас потом соберешь.Мы загрустили:- Ладно, черт с тобой, отдавай наше «шило», что на испытания положено, мы готовиться начнем.- Знаете, - скромно потупил глазки Валентин Федорович, - и спирта я вам не дам. Новые веяния, приказ директора по заводу. Спирт только на испытаниях из моих рук в потребное время.Может так оно и было, времена тогда «трезвые» наступили, но «шило»Федорович своей властью мог выбить не только из директора, но и изпростого заводского сатуратора. Дело в другом - Федорович на испытанияхвсегда поближе к нашей каюте селился, вот и распереживался, чторасходный материал раньше времени кончится.- Тогда мы поехали домой, прощай Федорович.- А кто ж бесценные, мои, командировки вам отметит?Вот здесь он был прав. Без отмеченных командировок нам удачи было невидать, почитай за свой счет прокатились.Обиделись мы на заводских, крепко обиделись, да так, что денегкомандировочных нам всего дней на пять хватило. И не сказать, чтобы мыизысканные коньяки пили, вовсе нет, просто обиделись мы сильно.Кстати, глубокую мысль слышал, что пьяница от алкоголика отличается тем,что пьяница хочет - пьет, не хочет - не пьет. А алкоголик и хочет - пьети не хочет, все равно пьет. Наверное, мы были пьяницами, потому, чтохотели еще, но денег оставалось ровно столько, чтоб на сухарях доиспытаний дотянуть. Но я же говорил, что «испытатель» должен многоеуметь, логически и трезво мыслить в любой ситуации. Вот мы и решилипропить деньги, оставленные на сухари. Вы справедливо заметите, ажрать-то чего собирались? Правильный вопрос, здесь наша смекалка ипригодилась - осень на носу, вот! Не понимаете? Подсказываю - грибы.Грибы можно варить, жарить, тушить. И все это легко приготовить взаводской общаге, а на сэкономленные деньги как раз литруха самогона вдень на троих получается. А картошки по бросовой цене в магазине былонавалом.Поспрашивали мы у местных и нам рассказали, что есть в Киеве парк, налес похожий и грибов там видимо-невидимо, а доехать можно за три копейкив трамвае. И ведь не обманули, в самом деле, набрали мы каких тонепонятных грибов две полных сумки и двинулись в общагу, а по путисамогона купили.Но вот незадача, после первой рюмки нас осенило - ведь не просто так этигрибы никто не собирает. Чернобыль пару лет назад рядышком приключился,может зря мы это затеяли? И решили мы те грибочки проверить нарадиоактивность. Звоним за завод и говорим:- Жди нас, Федорович, скоро явимся, надобно наш ужин на вредность в лаборатории проверить.Приходим на завод, а руководитель аж подпрыгивает от нетерпения:- Ну-ка, ну-ка, давайте ваши грибочки.Мы с гордостью ему свои котомки подаем.- Вот, уж будьте добреньки, проверьте.Взял Федорович сумки, позвал секретаршу:- Ниночка, отнеси-ка это в лабораторию, да так, чтобы я их больше никогда не видел.Смысл последней фразы мы поняли, когда через окно увидели, как Ниночканаши сумки в помойку вытряхивает. И такая обида нас взяла:- Ах ты человек нехороший, это же наша еда на два дня была! И чем мы, по-твоему, теперь самогон закусывать будем?А Федорович отвечает:- Погодите маленько, я скоро приду. А ты, Ниночка, присмотри за ними, чтобы не сбежали, чайком напои.И впрямь, скоро появляется Федорович, протягивает нам бутылку со спиртоми говорит:- Нате, жрите свое шило. Сам лично буду по бутылке в день выдавать. И чтоб мне больше никаких грибов, а то подохнете невзначай, а у меня план из-за вас полетит к черту, - и смотрит на бутылку, слезой вперемежку со слюнями давится. А потом добавляет:- Это вам талоны в заводскую столовую. Только попробуйте еще грибов набрать! Сидите и пейте до посинения в общаге, чтобы ноги вас не держали с вашими фокусами, уроды вы моральные.Вот это было по-мужски, очень мы Федоровича зауважали после этого и дажена испытаниях ему в первую очередь налили того, что осталось. Ровностолько, чтобы донышко его стакана покрыть хватило, потому как кончилосьвсе. Прав был Федорович.Михаил.http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:82162Придурок с пистолетом.Вот не верю я, что есть счастливчики, у которых все есть. И чтоб лицомбыл пригожий, характеру ангельского, росту изрядного, и чтобы женщины нанего вешались. Всегда должна быть маленькая чревоточинка, чтоб ненарушалась вселенская гармония. Если деньги карманы оттягивают, значит,глаз один косить должен или нога прихрамывать, если девки винограднымигроздями вешаются, значит отбиваться от них нечем, в общем, гармониядолжна присутствовать, иначе закон сохранения не будет действовать.Так вот у Олежки было все – красивое лицо попа-расстриги с мочалкойбороды, гренадерский рост, фирменные очки с неимоверной толщины линзами,ладно сидевшие на массивном носу, и даже деньги у него частеньководились. Только был Олежек ужасно невезучим, а это и есть та самаячервоточина, которая пострашнее врожденного горба бывает.Выиграет бывало Олежек денег в карты или в лотерею какую-нибудь -девчонки вокруг него пчелами вьются, друзья-приятели в магазин за водкойхалявной бегают, а поутру с выпотрошенными карманами в районном околоткеон просыпается. И ни девок тебе, ни друзей-приятелей, лишь бумагиказенные в родной НИИ сыплются. И выперли бы другого уже не по разу, воттолько работать Олежек тоже умел, и ценило-терпело его начальство какспециалиста редкого.В тот день круглое Олежкино лицо сияло от счастья –а это был первыйпризнак грядущих катастроф, как говорили знающие люди. В общем-то, онибыли правы, потому что радовался по-детски Олежек ни чему иному, каккупленному по случаю и никогда доселе не виданному газовому револьверу.Для тех, кто понимает, скажу, что пистолет был точной копией своегобрата по фамилии «Смит и Вессон» 45-го калибра. Это значит, что ствол унего был как хобот двухмесячного слоненка, увенчанный тяжеленнойкрепкого дерева рукояткой с узорчатыми накладками, стилизованными подслоновую кость.Едва Олежек достал в мужском туалете пистолет, как вокруг негостолпилось несознательная половина лаборатории. Мужики с уважениемразглядывали заморскую диковинку, цокали языками, а пожилой слесарь дядяВася завистливо бормотал, что наш Макаров все равно во сто крат лучшеихнего скотобоя. Олежек вскипел, разогнал мужиков, засунул руку втуалетную кабинку и надавил на курок, револьвер глухо бумкнул. Олежеквытащил из кабинки пистолет и растерянно оглядел зрителей, кроме грохотавыстрела никакого эффекта не было. Ни унитаз от грохота не лопнул, нипресловутый газ из щелей не просочился.- Я же сказал, что Макаров…- усмехнулся в прокуренные усы дядя Вася и двинулся из туалета.Олежек был опечален, он был раздавлен, он был просто растерт понечистому полу туалета. Выходило, что за уплаченные деньги он вполне могкупить в детском мире невинный пугач, изготовленный в каком-нибудьжестяном кооперативе города Житомира. Пусть не такой красивый, зато поцене не сопоставимый с зарплатой советского инженера. И Олежек, засунувруку в кабинку, в отчаянии еще пару раз нажал на курок.Вот тут то ядовитый газ девятимиллиметрового чудовищанаконец заполонил кабинку и могучим потоком устремился сквозь щели,выворачивая наизнанку столпившихся зрителей. Мужики повалили из туалета,вытирая слезящиеся глаза, размазывая сопли, хватаясь за раздираемуюкашлем грудь. В поисках воды галдящей толпой они вломились никуда иначе,как в гостеприимно раскрытую дверь женского туалета и, отталкивая другдруга, бросились к умывальникам. Те, кому не досталось раковины,подпрыгивали за спинами товарищей, усиливая хаос истеричными воплями стребованием воды, а самые проворные открыли пожарный гидрант иплескались в мощной струе возле туалета.Влетевшее стадо спугнуло чинно восседавшую на унитазе кладовщицуСтепановну. От зрелища заполонивших святая святых лаборатории - женскийтуалет мужиков, она, похоже, повредилась рассудком, и, выбежав изтуалета, среагировала весьма своеобразно.- Пожар, - заорала Степановна во всю свою мощную глотку, поправляя под халатом не до конца одетые панталоны.Находившийся на другом конце испытательного стенда ответственный запожарную тревогу Шурик, почему-то сразу поверил Степановне, просунулруку в давно разбитое стекло и с третьей попытки включил закисшуюкнопку. Медленно набирая обороты, под потолком заметался истерическийвой сирены, установленной на все случаи жизни, включая прицельноебомбометание возможного агрессора.В дальних уголках НИИ зашевелились самые ленивые – голоса сирены ещеникто не слышал. Даже во время генеральной репетиции ядернойбомбардировки ее не удалось запустить, и начальство, плюнув насвоенравную капризницу, поставило того же Шурика отбивать тревожныесигналы по висящему во дворе рельсу. Распространившийся через вентиляциюпо испытательным стендам ядовитый газ придал панике особуюреалистичность и сотрудники, сметая вохровских старушек, потянулись квыходу.К концу рабочего дня виновник был выявлен, пистолет заперт в сейфеначальника первого отдела, руководители подразделений отловили весомуючасть подчиненных у окрестных пивнушек, а шеф Олежкиной лаборатории визнеможении распластался на ковре у директора.- Так вот, придурок, - говорил он потом Олежеку, - ты можешь забыть о квартальной премии, тринадцатой зарплате, отпуске летом, - он закатил глаза вспоминая какие еще могут быть положительные стороны от работы в нашем НИИОлежек глядел на шефа сквозь толстенные линзы и безмятежно улыбалсясвоим мыслям, - теперь он точно знал, что пистолет своих денег стоит. И,как становилось очевидным из текущего разговора, значительно больших,чем за него уплачено.- Чего скалишься? - уставший начальник уже почти не злился.- А ведь, Михалыч, теперь я точно знаю, что из этой пушки можно взрослого мужика завалить, - мечтательно улыбнулся Олежек.- Насмерть? - почему-то обрадовался шеф.- Насмерть, вряд ли. Ты же видел, все живы остались. Я вот теперь думаю, кто мне враг самый злейший,- и Олежек с зарождающимся интересом посмотрел на Михал Михалыча.Шефа передернуло:- Ты вот, что. Дай мне пистолет на денек, а?- Он же в первом отделе.- Заберем. Оказывается, в наших правилах нет положения о газовом оружии, они теперь инструкции менять будут. Так что завтра тебе его вернут, только вот сами наиграются.- Не могу. Сам видел, какой он убойный, а если ты кого-то завалишь, потом на меня всех собак повесят. И не проси, не дам.- Я поговорю с директором, чтобы тебе квартальную премию вернули.Олежек задумался.- Нет.- И про тринадцатую договорюсь.Олежек снова улыбнулся своим гнусным мыслям - оказывается у вооруженногочеловека прямо из воздуха могут появляться деньги.- Ты мне сначала скажи, что делать с пистолетом собираешься, а я подумаю.Шеф для виду посопротивлялся, а потом рассказал о своейзадумке. Оказалось, что от него недавно сбежала жена с каким-тоинженеришкой с ее же завода. Шеф бы и сам ему лицо набил, вот толькомужик тот на целую голову выше, в аккурат с Олежека. И очень спортивный,сволочь. А с пистолетом проблема решается запросто - выстрел в морду иногами его по наглой роже, чтобы знал, как чужих жен уводить.- Ну что, дашь?Олежек задумался:- Нет, пистолет я не дам, если заметут тебя, я без ствола останусь.- Хрен с тобой, и отпуск летом.- Все равно не дам, я сам с тобой пойду, для надежности. Но твои обещания остаются в силе. По рукам?Операцию злоумышленники планировали тщательно - они выбрали день, когдамерзавец работал во вторую смену, пару раз сопроводили его по ночномупарку, вычисляя привычные тропы и, когда все было расписано по минутам,погрузились на «горбатый» «Запорожец» шефа и выехали на дело.По плану, мероприятие должно было выглядеть так: наблюдая из машины зазаводской проходной, в свете фонарей они должны были опознать недруга.Едва он выйдет за ворота, как стремительной птицей «Запорожец» срываетсяс места и объезжает с другой стороны парк. Шеф остается в машине, аОлежек выходит в темную аллею и идет навстречу своей жертве. Привстрече, на всякий случай, он должен уточнить:- Вы Степан Андреевич Сидоров?После того, как изумленный Степан Андреевич скажет: «Да, это я», Олежекдолжен стрелять безо всякого сожаления прямо в наглое лицо обидчика.Услышав выстрел и завидев поверженного соперника, из машины выскакиваетшеф и отводит свою душу на уже поверженном теле.И вот…- Я его вижу, - указал Михал Михалыч на неясную тень, прощающуюся с коллегами возле проходной.Запорожец взревел пробитым глушителем, сорвался с места, обогнул парк изатормозил, поскрипывая резиной, возле заранее примеченного куста, иОлежек вышел на промысел.Совсем как в кино он взвел боек, засунул револьвер за пояс, скрывторчащую рукоятку футболкой, и двинулся навстречу своей жертве. Смужиком они встретились в том самом месте, которое определили заранее, иОлежек счел это доброй приметой:- Не подскажете, который час? – отступил он почему-то от плана.Мужик остановился и поднял руку к лунному свету. Он еще не успелответить, как Олежек спросил очередную глупость:- А как вас зовут?Мужик изумился, еще больше, тогда еще не было широко известно о голубых,но что-то он про это слышал- Ты что, придурок?- А вы Степан? – ответил вопросом на вопрос Олежек.Мужик изумился еще больше:- Ну?И Олежку понесло:- Руки вверх, - закричал он страшным голосом и, ухватив за рукоять пистолета потянул его наружу. Пистолет не вытягивался – огромная смит-и-вессоновская мушка зацепилась изнутри за плотную джинсовую ткань и не выпускала револьвер из тугих штанов.Олежек разом вспотел и уже умоляюще попросил:- Руки вверх…пожалуйста.Обалдевший мужик с любопытством смотрел на странного бородача. Междутем, Олежек ухватил пистолет покрепче и дернул изо всех сил.Зацепившийся за курок палец легко сдвинул взведенный боек и тот ударилпо капсюлю патрона. Раздался приглушенный штанами выстрел, Олежеквзвизгнул, а пороховые газы совершили положенную химическую реакцию,поджарив Олежкино бедро и заполнили отравой содержимое штанов.Олежек заревел, как подстреленный бизон, присел на корточки, распрямилсяи снова присел. Потом он исполнил несколько замысловатых танцевальных паи принялся судорожно снимать штаны. Мужик в изумлении смотрел натанцующего психа, а резкий ночной бриз отгонял от него просачивающийсяиз штанов ядовитый газ.Между тем сидевший в машине Михалыч услышал приглушенный звук выстрела иувидел, как одна из фигур стала корчиться в агонии. Он выскочил наулицу, в несколько кенгуриных прыжков преодолел разделяющее от жертвырасстояние и нанес мастерский удар ногой в солнечное сплетение и безтого неважно чувствующему себя Олежеку.К тому времен Олежек успел расстегнуть штаны, и вырвавшийся на волюслезоточивый газ обволок его сознание, не позволив в полной мере ощутитьтяжесть ботинка шефа. Штаны с Олежека свалились, тяжеленный пистолетупал на асфальт и Олежек рухнул рядом. Почуявший запах крови Михалычуспел нанести еще пару ударов, приговаривая что-то о своих рогах, когданаконец пришел в себя изумленный любовник.Как и все большие люди, он был в некоторой степени тугодумом, но наконецситуация в его мозгу разложилась совершенно однозначно - кто-то иззнакомых по заводу преследуемый в темном парке хулиганом, опознал его втемноте и попросил о помощи. И вот он, вместо того, чтобы защититьколлегу, смотрит, как догнавший свою жертву хулиган добивает его ногами.Мужчина тяжело хекнул и мощным ударом в голову уложил шефа рядом сОлежеком. Потом он осмотрел обоих, склонился над Олежкой и увиделлежащий возле него пистолет. Мужик присвистнул, взял пистолет в руку ираспрямился над поверженными телами.Между тем, по парку ехал милицейский бобик. Скучающие на дежурствемилиционеры тоже услышали выстрел и, сообщив по рации начальству,устремились на звук. Прожектор милицейской машины высветил двараспростертых тела и стоящего над ними мужчину с пистолетом. Откровеннаяпоза последнего не могла быть истолкована двояко - перед милиционерамибыл двойной убийца на месте преступления. Молодой мальчик в сержантскойформе забыв все инструкции и наставления, передернул затвор автоматавыстрелил поверх головы преступника, а потом сказал невпопад заученное вармейских караулах:- Стой, кто идет.Обалдевший от свалившихся на его голову событий мужик, услышал дробноепостукивание пуль о ствол дерева, шорох срубленных веток, прыгнул вкусты и понесся к выходу из страшного парка.Милиционеры не стали преследовать в темноте матерого бандита, а передалисообщение по рации и к парку потянулись, заунывно воя сиренами, ихколлеги.Любовник выбросил в ближайших кустах пистолет и, минуя освещенныеучастки, пробрался в дом своего друга, напугав до полусмерти историей опреследующих его бандитах. Утром он позвонил на работу и предупредилначальство, что еще два дня назад уехал к внезапно потерявшей сознаниебабушке и попросил то же самое передать молодой жене, а потом подошел кхолодильнику, и, пригубив бутылку водки, допил оставшуюся половину.Начальство почесало голову и позвонило:- Здравствуйте, нам тут Степан Андреевич звонил, вы не знаете, что с ним случилось?Просидевшая всю ночь без сна возлюбленная всполошилась:- Он жив?Начальство ответило:- Скорее всего, да. Но мы ничего не понимаем, потому, что он был выпивши и сказал, что уехал два дня назад к своей бабушке, хотя не далее чем вчера он был на работе.- Какая бабушка? – изумилась любовница, - все его бабушки давно на кладбище.- Тогда разбирайтесь сами, а мы ему пока отгулы поставим. Когда выйдет из запоя, мы с ним поговорим, - и начальство положило трубку.Да… что-то я позабыл о лежащих возле милицейской машины хулиганах.Покрошившие в капусту окрестные кусты милиционеры приблизились к лежащимв неестественных позах телам и увидели, что труп со снятыми штанамислегка пошевелился. Милиционеры вызвали «скорую», и к моменту ее приездапришел в себя второй покойник.Милиционеры составили акт о том, что на двух гуляющих по ночному паркумужчин напал вооруженный маньяк, заставил одного из них с неизвестнойцелью снять штаны, обоих избил, и только появление наряда милиции спасложизнь пострадавшим.Пистолет так и не нашли, но Олежек выдурил у своего подельщика разовуюпремию по линии профкома на восстановление здоровья, на которую купилновый.А неизвестно теперь чья жена, отсидев в пустой квартире целую неделю,вернулась к прежнему мужу. Но это уже совсем другая история.Михаил http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:82235Все ли бабы дуры?Обратились мы в фирму по подготовке персонала с заявкой на проведениетренингов и тестирование кадров - такое иногда случается, когдаучредителям деньги девать некуда.Кадры встретили новации скептически и, похоже, собирались тихой сапойбойкотировать полезное начинание. Поэтому, прежде чем допуститьпсихологов к телу родного коллектива, я решил пообщаться с ними сам.В назначенное время в комнату переговоров секретарь сопроводила двухобаятельных психологинь. Одна была постарше - лет сорока, в строгомофициальном костюме, другая - лет тридцати, тоже в костюме, но скакими-то легкомысленными деталями, сглаживающими эту самую строгость.- Мария Леонидовна, - представилась старшая и строго блеснула в мою сторону очками.- Елена, - сказала та, что помладше, и улыбнулась.- Михайловна,- добавила старшая и заблестела очками в сторону коллеги.Младшая потупилась, скорчила серьезное лицо и вслед за ней повторила:- Елена Михайловна,- потом не выдержала и опять улыбнулась.Во время кофейной церемонии, подкрепленной пирожными из соседнейкондитерской, дамочки немножко расслабились и, не сдерживая энтузиазма,заговорили о возможностях современной психологии. Оказалось, что смыслпредстоящей акции сводится к тому, что иной человек своих возможностейне ощущает, а те, кто ощущают, делают это не всегда адекватно. И задачаэтих милых дам в том и состоит, чтобы ощущения индивидуума привести всоответствие с реальностью.Предполагается провести ряд тестов, по итогам которыхспециалисты-психологи сделают выводы и изложат их в письменном видевместе со своими рекомендациями. А мы, то есть заказчик, используя этирекомендации, сможем более рационально использовать скрытые отпостороннего взгляда таланты своих подчиненных.Тут меня и любопытство распирать стало:- А что за тесты сотрудники разгадывать будут? Картинки рисовать, палочки-кружочки?- Ой, - сказала Михайловна, - наука сейчас так далеко шагнула, что все эти тесты с рисунками - вчерашний день. Вот, например, тест с "незаконченными предложениями".- Это как, - говорю, - с «незаконченными»?- Очень просто. Допустим, мы произносим фразу, а вам надо ее закончить. И то, как Вы ее закончите, будет иметь решающее значение для определения черт характера.- И какую же фразу я должен закончить?Дамочки переглянулись и хором сказали:- «Все женщины...."Я озадачился.- Что «все женщины»?- Продолжайте фразу… ну же… быстро, не задумываясьЯ задумался.- Быстрее, быстрее,- торопили меня психологи хором.Мне стало неловко. Психологи наседали. Я неуверенно на них взглянул исказал:- Дуры, что ли?- Ага! - сказала старшая.Что такое «ага» я понял через мгновение, когда меня «пригвоздили кпозорному столбу» за патологическое женоненавистничество. Вот так исказали «женоненавистничество». Мне стало стыдно и обидно, тем более,что я искренне уверен, что даже жена эту точку зрения не разделяет, ибонеоднократно и прилюдно называла меня «кобелем».- Вы так и скажите своей жене, что она вас просто не знает, - сказала Мария Леонидовна.- Да, да, - подтвердила Елена Михайловна, - вам нужно очень серьезно над собой поработать.Над собой поработать я согласился и шел домой очень задумчивый - ведь насамом-то деле, как предложение продолжить, да так, чтобы оно по сутиверным оказалось? Умницы? Чего греха таить, не все. Красавицы? Тоже,извините, не каждая. Лапочки? Помилуй Бог, я таких встречал, что отодного ее взгляда эта самая «лапочка» в глотке застрянет. И психологиправильного ответа не сказали, говорят: «иди домой, с подсознаниемпоработай, на то оно и подсознание, чтобы правду о себе узнавать».Едва я открыл входную дверь, как в коридоре дочь со своим приятелем подруку попались.- А ну-ка, - говорю с порога Максиму, - сейчас я тебя тестировать буду, как ты к женщинам относишься. Может я зря с тобой дочь отпускаю, потому, как ты маньяк в душе.Замер он в углу и смотрит с опаской.- Быстренько продолжи мое предложение: «Все бабы... ».Максим смотрит на меня недоуменно- Ну же! Быстрее, отвечай не задумываясь.Максим задумался.- Отвечай быстрее «Все бабы... ». Ну, кто они, по-твоему?Макс насупился и на дочь косится – она рядом за ходом экспериментанаблюдает:- Ну-ка, - говорит дите,- ответь папочке, посмотрим, что ты обо мне думаешь, - а лицо у самой недоброе.Макс собрался с духом и очень тихо говорит:- Нет, ну не все, конечно...Но дочь услышала и сразу лицом потеплела:- То-то же! Давай я тебя поцелую, - и поскакали они на улицу, а я задумался, может и в самом деле «не все».Михаил. http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:82368Я, Ротшильд и ларек в Париже.Одна крупнооптовая фирма в середине девяностых решила отметить свой деньрождения. Вот только не спрашивайте, как она называется, фирма и сейчасна слуху, дай Бог ей процветания. Так, что на всякий случай, обойдемсябез названия, хотя участники, несомненно, о том помнят, уж оченьзапоминающееся событие получилось.Как положено и по тем временам, планировалось все очень пышно, снеимоверными понтами - для празднования был арендован Павловскийдворец-музей под Питером, хозяева наприглашали гостей - своих оптовыхпокупателей со всего постсоветского пространства. Народу съехалосьнемеряно, а вот Питер представляли мы с моим партнером Серегой. Уж незнаю, почему никого другого не нашлось, но, что было, то было.Мы достали из гардероба почти не ношенные еще свадебные костюмчики,выбрали носки почище, попросили нашего приятеля поработать вечерок у насводителем, погрузились в ржавую «копейку» и прибыли в Павловск.Первая часть праздника была чинная - приглашенные медленно прогуливалисьпод ручку с женами и примкнувшими к ним секретаршами, дышали воздухом ивели неспешные беседы. Потом нас пригласили в музей. В одном из заловрасставили стулья, заиграла музыка, а между статуй засуетилисьофицианты, доводя до гипертонических кризов старушек-смотрительниц.Потом был салют и парад «потешных» войск петровской эпохи, а после наспригласили в ресторан. Здесь-то все и началось.Один из менеджеров фирмы, с которым мы работали, а нынче пьянствовали,скользнул взглядом по залу и говорит:- Мужики, а знаете, кто вон тот дядька в мятом костюмчике? Это сам Ротшильд.- Гонишь, - не удержались мы.- Не-а, - отвечает он, - наши хозяева решили грандиозный финансовый проект закрутить, вот его и охмуряют. А вы думали, это для вас пьянку устроили? Нет, ребята, вы массовка - демонстрация мощи компании.Обидно немного стало, мы-то на самом деле, думали, что все это для нас.А потом решили, чего нам с этим самым Ротшильдом делить? Мужик, какмужик, вроде нормальный, без наворотов - ни тебе цепей на шее, нипечаток на пальцах, даже малинового пиджака нет, пусть посидит с нами водном зале, от нас не убудет.В общем, как и положено в ресторане, стали мы отдыхать. Ну, там яствамизаморскими водку «Абсолют» заедаем, разносолы всякие официанты по залуносят. Помню, тогда еще киви в первый раз увидел, смешной такой весьмохнатенький и подозрительный на вкус.А потом куда-то мои собутыльники рассосались, видать по девочкам изменеджеров подались. Скучно мне стало, и вижу я, Ротшильд с переводчицейпо залу прогуливаются, с людьми разными общаются. И так мне захотелось сним выпить - это ж какая память на всю жизнь останется, да и пальцыможно потом растопыривать веером аж до растяжек в перепонках.Выбрал я момент, когда Ротшильд пописать отошел, подруливаю кпереводчице и говорю:- Послушай, Машутка, - так ее звали, - не могла бы ты устроить, чтобы я с Ротшильдом водки выпил? Уж больно круто получится, ну и шоколадка с меня причитается в понедельник.А она отвечает, что нет проблем, за шоколадку готова всюФранцию продать, вместе с Ротшильдом. Потом дождалась появления своегоподопечного и говорит ему:- Русский бизнесмен хотел бы с вами выпить бокал вина.Ну, про вино это она потом мне сказала. Ротшильд заулыбался, от чего жене выпить-то и со своим бокалом, с которым целый вечер по залурасхаживал, ко мне в сопровождении Маши направился. Сгреб я мигомтарелки с объедками на край стола, рожу чинную скорчил и говорю:- Здравствуйте, дорогой мистер Ротшильд, рад вас за этим столом видеть.А переводчица ему все это на французский переводит.Мистер Ротшильд все улыбается и говорит, что ему тоже приятно сроссийским коммерсантом познакомиться.Налил я себе водки из графинчика в бокал из-под вина, потому что моюрюмку кто-то спер к тому времени и потянулся с его долгоиграющим бокаломчокнуться. А он на меня как на дикаря уставился, потом видать вспомнил,что в России принято рюмками друг об друга стучать, и уже свою рюмкутянет. Чокнулись мы, Ротшильд пригубил свой бокальчик, а я от волнениявсю водку засадил и скромно так зеленой оливочкой закусил. А от излишнейвоспитанности, косточку проглотить пришлось - кто их там буржуев знает,в какую пепельницу приличнее огрызки выплевывать.Что дальше говорить, понятия не имею - как-то непривычно, когдасобутыльник тебя уже после первой не понимает. А Ротшильд, видать,светские беседы вести с детства обучен, потому как затянувшуюся паузучрезвычайно интересным вопросом прервал:- Как, дела у вас, мистер, как-вас-там?- Все, окей, - отвечаю я без переводчицы.А мистер Ротшильд не унимается, продолжает на разговор нарываться.- Очень мне приятно, - говорит, - что я увидел первого русского в этом зале, который вместо водки ключевую водичку со мной выпил.Гляжу, переводчица после тех слов аж поперхнулась, видать не пришлофранцузу в голову, что в бокал из-под вина можно водки нафигачить. И,видимо, проникнувшись доверием, спрашивает, а чем, собственно говоря,русский мистер занимается. И я с гордостью, а почему бы и нет, отвечаю,мол, пять ларьков в центре города держим, с оборотом, как в солидномуниверсаме.- О!- говорит мистер Ротшильд, - а что такое «ларек»?Переводчица ему начинает парить, что это такой маленький магазинчик.- О! - повторяет мистер Ротшильд, - маленький магазинчик - это бутик?Переводчица снова поперхнулась, но спорить не стала. А мне-то пофигу, яи слова такого никогда не слышал:- Угу, - отвечаю, - наверное, бутик и есть.- И как бизнес идет?Ну что я ему стану про бандитов или того хуже, про чиновничьи поборырассказывать?- Отлично, - говорю,- идет.- А не думал ли э-э-э-э, как его там… русский коммерсант открыть свой бизнес во Франции?- Как это, - говорю,- во Франции?- Ну, - говорит, мистер Ротшильд, - к примеру, свой бутик в Париже поставить, торговую сеть открыть?Тут у меня бокальчик с водкой окончательно в желудок провалился имягонько так на предыдущую бутылку навалился:- От чего же не желает,- отвечаю я, - мы это запросто.Вот, думаю, если сам Ротшильд в дело впишется, почему бы ларек под ихнейбашней не поставить? И крыша такая, что лучше не выдумать, может ипоможет чем, документы, к примеру, с ихней СЭС и пожарниками утрясти.Опять же, взяток, наверное, там меньше, чем наши гребут.- Йес, - отвечаю, - с мистером Ротшильдом хоть на край света, вот только, - говорю с Магомедом посовещаться нужно.- С Магомедом? - удивляется мистер Ротшильд, - так у вас иностранный партнер есть?А хрен ли, Магомед не иностранец разве, по нынешним временам?- Ага, - отвечаю, - бабки дал на первый ларек, я до сих пор ему должен.Переводчица переводит, и гляжу, мистер Ротшильд с еще большим уважением,чем после водки в винном бокале, на меня поглядывать стал.- Значит у вас иностранные инвестиции? Есть кредитная история? Это хорошо, я и не думал, что в России такие развитые связи.И так мне хорошо на душе стало. Вот думаю, обидно, что никто не видит,как мы тут с Ротшильдом дела обсуждаем. И тут увидел я Серегу - он сиделс какими то ларечниками из Новосибирска, рожи у всех уже были красные ибеседа переходила на тот уровень, когда непременно требовалосьподтверждать уважение друг к другу.- Сейчас, - говорю, - я вас с еще одним партнером познакомлю.- Серега, - ору я через весь стол, - иди сюда, есть шара с Ротшильдом выпить, мы с ним договорились в Париже ларек поставить.Серега наводит на меня резкость, хватает бутылку недопитой водки и,слегка покачиваясь, твердой военно-морской поступью гребет к нам. Я емуеще издали крикнуть успел:- Только водку он не пьет.- Чего-йто он ее не пьет, - доплыл до нас Серега, - раз в Россию приехал, пусть закаляется, я его сейчас учить буду, - и бутылкой так угрожающе возле лица миллиардера помахивает.А Ротшильд видать по Серегиной морде понял, о чем речь идет, запаниковал- Ноу,- говорит, - ноу водка.- Твою мать, он в Россию или куда приехал, сейчас тренироваться будем! Я матросов из горных аулов учил подводной лодкой управлять, у тут француза водку пить не научу?- и нависает над бедолагой, пытаясь плеснуть в его бокал с недопитым вином.Гляжу, Ротшильда аж перекосило, видать запугали его дикими нравами вРоссии, а тут, как на грех в, солидном обществе вляпаться угораздило. Иначинает он так бочком-бочком привставать со стула. А Серега, скотина,все со своей бутылкой лезет. Я его прихватил за плечи и Машке говорю,давайте, мол, сваливайте быстрее, а то Серега не угомонится, пока твоегоподопечного до смерти не напоит.Машутка подхватила своего подопечного и быстрым шагом подальше от нашегостола поволокла. Вот только Ротшильд все время оглядывался, то лисмотрел, чтобы Серега его не догнал, то ли о нашем совместном бизнесеволновался. Вот так и накрылся мой ларек на паях с Ротшильдом, чего яСереге до сих пор простить не могу.Михаил. http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:82957Поймай своего крокодила, Ленка...- Ну, возьми с собой Ленку,- в который раз уговаривал меня Олег, – чего тебе стоит?- Не возьму. Я был тверд в своем убеждении, что жена Олега мне вовсе ни к чему на рыбалке.- Послушай, но ведь я не виноват, что меня отправляют в командировку. Всего на неделю, тебе что, жалко?- А почему бы тебе не оставить ее дома?- Хочешь, чтобы Ленка меня сожрала? Я обещал ей, что в этот раз она проведет отпуск в Турции.Я не хотел, чтобы Ленка сожрала Олега, но мне был непонятен целый рядвопросов.- Но ты же ей не обещал, что она проведет твой отпуск вместе со мной?Олег начинал злиться:- Видишь ли, каждый год, когда начинаю собираться в отпуск, подворачивается какая-нибудь дурацкая работа, будто кроме меня на фирме нет людей. Еще в прошлом году я обещал ей, что мы вместе поедем за границу. У меня сейчас выбор: или я на неделю еду в эту дыру, а потом три недели свободен, или в «дыру» едет другой человек, а я сижу все лето на фирме.- А с чего ты решил, что ее устроит поездка со мной в Карелию?- Ты сам расписывал, как там здорово, и она просто горит желанием половить рыбу. Это единственное, что может меня спасти от ее истерик.- Нет, Олег, не проси. Как ты себе представляешь, тащить с собой женщину, рассчитывавшую на турецкий комфорт, в Карелию? Да она тебе потом голову откусит.- Это будет потом. Когда вы вернетесь, мы на следующий день улетим, ей просто некогда будет заниматься членовредительством. Она и рыбу ловить умеет, я учил ее. И помогать тебе станет.- Мне главное, чтобы не мешала.В отчаянной попытке отказать Олегу я начал рассказывать об ужасахтурбазы, на которую собирался. Что там нет горячей воды, а от холоднойзубы сводит. Что ночами холодно и жена его может заболеть, и даже привелстатистику по утопленникам. Впрочем последнее, кажется, было излишним,Олег лишь удвоил напор. Потом он набрал в грудь воздуха и сказал:- Черт с тобой, за это, когда поедешь в отпуск, я возьму твою собаку.Это было серьезно, после Карелии я собирался поехать в Крым, а с собакойпроблема была не решена.- Ладно, наливай.Потом мы прошли в комнату, где Ленка гладила огромного кавказца Ингу.Они склонились морда к морде и обе тихо млели.- Лена, - торжественно сказал Олег, Миша согласился взять тебя с собой на рыбалку.Ленка отпустила собаку и взвизгнула, Инга удивилась и на всякий случайзалаяла, и вдвоем они радостно запрыгали по комнате. Потом вдруг Ленкаостановилась и, подняв васильковые глаза на мужа, спросила:- Что значит «меня»? А ты? И вообще, мы же в Турцию собрались!Мне очень хотелось вставить, что ее, Ленку, муж обменял на собаку, но навсякий случай я смолчал, не решаясь нарушать и без того хрупкое семейноеравновесие.- Леночка, мне нужно будет на неделю уехать в командировку, ты поедешь с Мишей на рыбалку, а потом сразу же уедем в Турцию. Вот билеты, путевки, я все уже решил.Ленка быстро-быстро заморгала глазами, но заплакать не успела, потомучто Олег добавил:- А сейчас мы с тобой пойдем в магазин, ты ведь хотела для Турции новый купальник?Через несколько дней я позвонил Ленке.- Значит так, с собой нужно взять следующее: теплые вещи, чтобы ты могла сидеть в лодке и не мерзнуть. Еды возьмешь из расчета на неделю, магазинов поблизости нет. И прихвати что-нибудь теплое на вечер, тулуп какой-нибудь или ватник, удочки я тебе возьму. А ты что, правда умеешь ловить рыбу?- Конечно, мы с Олегом ездили к его друзьям, и он меня научил.- Хм… ладно, завтра с утра за тобой заеду. Вопросы есть?Ленка радостно сообщила, что у нее вопросов нет, и довольная побежалаготовиться.Утром следующего дня я подъехал к Ленкиному подъезду и набрал надомофоне код ее квартиры:- Выходи, я тебя жду.Вместо того, чтобы скатится вниз, Ленка прохрипела испорченнымдинамиком:- Поднимись ко мне, поможешь донести вещи.В душу закрались нехорошие предчувствия. Я поднялся в лифте и надавилкнопку звонка. В квартире что-то упало, раздался шорох отодвигаемыхвещей, и в образовавшуюся щель меня втянула женская рука. Я перешагнулкакие-то баулы, споткнулся о набитый пакет и становился, ошеломленныйувиденным - перегородив поперек коридор, стоял огромный фирменныйчемодан, возле двери ютились парочка сумок размером со среднейупитанности рюкзак, а несколько полиэтиленовых пакетов тихонькоразваливались своим содержимым от моего неловкого вторжения.Ленка приняла мое молчание как восхищение своей запасливостью, убежала вкомнату и сразу же вернулась с огромной, одетой в полиэтилен шубой. Я неочень разбираюсь в мехах, но то, что это один из последних писков моды,я ручаюсь.Я вздохнул, уселся на табурет и, указав на чемодан, сказал:- Что у тебя здесь? Выгружай!Вскоре обстановка в комнате напоминала известную картину «Обыск вквартире революционера». Ленка с лицом отправляемого на каторгубольшевика отстаивала каждую тряпочку, но полиция оказалась сильнее ичерез пару часов в комнате стояло вполне оформившееся подобие «рыбачкиСони». Потраченные на борьбу с Ленкой усилия подпитывало лишь обещаниеОлега забрать к себе собаку, поэтому из последних сил я придвинул к себепакет и, услышав, что там еда, даже не стал его разбирать. И какоказалось, совершенно напрасно.- Напрасно я не сделал этого в городе, - повторял я, в очередной раз, рассматривая на турбазе Ленкину еду. Это что?- Чипсы, я собираюсь худеть.- А это?- Виноград и конфеты.- На кой черт тебе «Пепси» понадобилась? Я думал, что это консервы такие тяжелые.- Как это зачем? А пить я что, по-твоему, буду?Конечно, можно было в качестве наказания, заставить Ленку есть взятый ссобой корм для собаки, но тогда Инга останется голодная. В общем, японял, что привезенные мной продукты враз ополовинились потому, что вотличие от Ленки, ни я, ни собака, худеть не собирались. А если я вернуОлегу оголодавший труп, вряд ли он исполнит свое обещание, скорее всего,на радостях ударится в такой загул, что мне его будет просто не достать.- Ладно, черт с тобой, раскладывай свое барахло, я пойду насчет лодки договариваться.Уже через час мы сидели с Ленкой в моторной «Казанке» и споро выгребалипротив течения:- Значит так, - перекрикивая рев мотора, продолжил я свой инструктаж, - в лодке не вставать, не бегать и не прыгать. Если что-то понадобится, скажи мне и я подам, замерзнешь, тоже говори, героизма мне не нужно. Туалет на берегу, скажешь заранее, чтобы я нашел место куда причалить. Удочку держать, так как я тебе покажу, и не шевелись, иначе снасти перепутаешь. Если блесна зацепится, ты это почувствуешь, ори что есть силы «Стоп», чтобы я остановил мотор. Все ясно?Ленка смотрела куда-то вдаль и на меня не реагировала:- Эй, на барже, ты меня слышишь? Тебе все понятно?- А? Что ты сказал? – Ленка оторвалась от созерцания берегов и повернулась ко мне, - красиво, правда?- Ты слышала, что я тебе говорил? Повтори!- Да я и не слушала, думала, ты с кем-то по мобильнику треплешься, - смотрела на меня Ленка голубыми глазами.Я взревел не хуже нашей «Ямахи» и повторил инструктаж.- Все поняла?- Зачем ты так кричишь, я же не глухая. Вот только не поняла, где ты видишь на берегу туалеты?- Кусты видишь?- Вижу.- Так вот, все кусты в округе делятся на левые и правые относительно места парковки лодки. Справа кусты для мальчиков, слева для девочек. Доступно?Минут двадцать Ленка молчала, переваривая информацию, я даже подумал,что она не доставит мне больше хлопот до конца рыбалки, и немногорасслабился. Однако напрасно - Ленкино удилище вдруг изогнулось,трещотка затарахтела, отрабатывая назад, и Ленка, увлекаемаязацепившейся о корягу блесной, привстала с сиденья, вытянувшись вструнку за убегающей к корме леской.- Сидеть!Ленка испуганно плюхнулась на сиденье, лодка покачнулась и Ленкавыпустила спиннинг из рук. Напрягшееся удилище выпрямилось и,устремившись за натянутой леской, красиво нырнуло в воду.- …ядь … ядь … ядь – разнесло мой вопль окрестное эхо.Я развернул лодку и вернулся к месту потери. На Ленку было жалкосмотреть, поэтому весь свой пыл и возбуждение, охватившее меня послеисчезновения за бортом замечательного финского удилища с японскойкатушкой, я сосредоточил на их поисках. К счастью лодка шла недалеко отберега, и мне относительно легко удалось подцепить снасти, еще минутсорок я отцеплял корягу и распутывал леску.Все время, пока мои руки были заняты, я использовал совершенно свободныйязык для указания Ленке на ее ошибки. Лекция была исполнена на хорошемрусском языке с использованием идиоматических оборотов, легким экскурсомв историю Ленкиной родословной и ее учителя рыболовства Олега. Все этовремя она сидела притихшей в углу кошкой, сожравшей по неосторожностихозяйский ужин и, казалось, внимательно слушала. Но это только казалось,потому что к концу лекции она спросила меня, почему нельзя быловыпускать из рук удилище, если она совершенно точно чувствовала, что оновот-вот сломается.Азы конструктивных особенностей спиннингов я излагал чуть позже, когдамы снова тралили прибрежные камыши.- Понимаешь, Ленка, удилище сконструировано таким образом, что его почти невозможно сломать, если, конечно, не топтаться по нему ногами. Оно и должно изгибаться, так что ты держи его в руках и больше не вздумай отпускать. Ленка понимающе кивала головой, и иногда казалось, что мои слова до нее доходят.Следующую корягу Ленка поймала весьма скоро, на сей раз удилище из рукона не выпустила и храбро принялась тормозить отрабатывающую зацепкатушку. Катушка остановилась, леска зазвенела натянутой струной,усилие, приложенное хрупкой рукой к катушке, превысило техническиевозможности лески, и она оборвалась. Вместе с обрывком лески на днеВуоксы остался вцепившийся в корягу десятибаксовый воблер.И вот, что я хочу заметить, я почти не орал. Потому что со всяким можетслучиться, а коряги и браконьерские сети - это вообще первейший врагпорядочного рыбака. Но почему за час рыбалки именно Ленке удалосьвывести меня из равновесия своими зацепами, этому была посвящена третьячасть моей обучающей лекции.ПРОДОЛЖЕНИЕ ДАЛЕЕ.В тот день мы больше почти ничего не потеряли. «Почти», потому что наЛенкином спиннинге теперь болтались самые примитивные блесны, которыебыло не то чтобы совсем не жалко, но не до слез. Поэтому оборвавшиесявпоследствии две блесны я могу даже не считать за потерю.Вечером я приготовил ужин из привезенного с собой мяса, и Ленка решила,что худеть чипсами начнет с завтрашнего дня. Живущие по соседству рыбакипо-свойски подходили к костру и делились своими неправедными победаминад рыбной мелочью.- А почему мы тоже сетью не ловим? - спросила Ленка.- Потому что мы, Леночка, не браконьеры. Ты разве голодаешь?И Ленке пришлось признать, что если от чего и грозит ей помереть вближайшее время, так это от обжорства.На следующий день я решил изменить тактику, и мы затаились в камышах споплавковыми удочками. Тихая безветренная погода приманила к прибрежнымзарослям целые полчища комаров, и Ленкины метания напоминали исполнениеобрядового шаманского танца: она прихлопывала ладошами, начиная слодыжек, заканчивая собственным лбом, постепенно покрываясь боевымикровавыми пятнами, а я тихонько радовался, что в лодке нет зеркала.В благодарность за Ленкину стойкость я перешел на обслуживание еерыбацких потребностей, а потребности были велики – у Ленки клевало.Оказалось, что насадить червяка или опарыша на крючок ее огромнымикогтями в принципе невозможно. Невозможно было и распутать леску, снятьпоймавшуюся рыбу, отцепить крючки от поймавшегося на спине свитера иснять прицепившуюся камышинку.К концу рыбалки я был вымотан так, что пойманные Ленкой десяток окуньковменя совсем не вдохновляли. У меня возникло стойкое подозрение, чточистить этих заморышей придется тоже мне, поэтому я с радостью одарилхозяйского кота, который после этого встречал нас с рыбалки ежедневно.Но ожидания его были тщетны, и в последующие дни разочарованный кот,обнюхав лодку, презрительно задирал хвост и уходил к более удачливымрыбакам.И если кот себя вел вызывающе, но хотя бы молчал, то знакомые рыбакиисходили от собственного остроумия. Они проехались и по древнейшимтрадициям о месте женщины в лодке, вернее, за ее бортом. О качествеснастей, о кривых руках и многом другом. Даже спокойную Ингу сталозадевать подобно отношение, но делать было нечего - Фортуна настойчивосовала нам филейную часть и мы глотали ее горькие плоды. А однажды я невыдержал:- Завтра поедем в деревню за продуктами.Грустившая из-за отсутствия цивилизации Ленка немного приободрилась ипотребовала заехать в ближайшую сауну-люкс, ей было крайне необходимоотмыть свои блондинистые космы и прочие части тела.«Люкс»-«не люкс», но знакомая старуха протопила отличную баньку и послеменя она долго хлестала Ленку по голой заднице, пока запылившиесяЛенкины зрачки не обрели природный васильковый цвет.- А сейчас, дорогая, сделаем самую главную покупку из-за которой мы сюда приехали, -говорил я Ленке, когда мы покинули гостеприимную бабульку, - я буду покупать еду, а ты пройдешь на деревенскую площадь и купишь двух самых больших и свежих судаков. Поняла?- А зачем нам рыба?- Рыбу, мы, Леночка тщательно упакуем, чтобы никто не видел, а потом якобы привезем с рыбалки. Я не могу допустить, чтобы о моей невезучести слагали легенды, да еще припутывали к этому тебя.На удивление, Ленка оказалась понятливой и идею проучить рыбаковвосприняла на «ура». Мы прикинули, что парочки двухкилограммовых судаковнам вполне достаточно для восстановления пошатнувшегося реноме иотправились по своим делам.Когда я загружал купленный провиант, на деревенской площади появиласьЛенка. Она с трудом волокла огромный пакет и чрезвычайно довольная сияланамытыми глазами.- Уф, какие эти деревенские любопытные. «Зачем, да зачем, вам, девушка, рыба? ». Просто замучили своими вопросами.- Поняла теперь, почему я сам не пошел? Тебя они могли за городскую хозяйку принять, а уж меня бы точно признали, и вся затея была бы коту под хвост.Всю дорогу мы с Ленкой веселились, представляя, как вечером придем срыбалки и утрем носы насмешникам.- Я продавщице говорю, вы мне парочку взвесьте, а она мне: «Я, что изо льда ее выковыривать буду? Сколько есть в бруске, столько и берите».От неожиданности я притормозил:- Погоди, какой лед, Лена?- Что значит какой? Из морозильника, какой он еще бывает?- Я же тебе сказал у рыбаков на площади купить свежую рыбу!- Про рыбаков ты не говорил, да и не было там никаких рыбаков, я в магазине купила. Знаешь, как продавщица была рада - я почти пять килограммов купила.Я остановил машину:- Где пакет?- Ты чего на меня кричишь? В багажнике, сам же его укладывал, - Ленка обиделась и отвернулась к окну.Я открыл багажник и вытряхнул из пакета, замороженный брикет с рыбой.Если до сих пор у меня еще теплилась надежда, теперь она растаялаподобно стекающей с рыбы талой воде. Я еще раз заглянул в пакет,забросил его в багажник, сел за руль и мы поехали.Вот чем хороша Ленка, что не умеет долго дуться. Она тронула меня зарукав и виноватым голосом спросила:- Ты чего? Положим в воду, она за полчаса разморозится, а внешне как живая будет. Ну?- Леночка, - я сделал паузу и бросил на нее косой взгляд, - как бы тебе тактичнее объяснить… Видишь ли… в местных водоемах камбала встречается исключительно редко. Я бы сказал, до нас ее вообще никогда не ловили.- Ну и что? – Ленкин оптимизм был неиссякаем,- поймали и поймали, кому какое дело? Повезло, значит.- Очень сильно повезло. Эта рыба водится только в море, дорогая. Поймать камбалу в Вуоксе, примерно то же, что выловить на червяка пару нильских крокодилов.Ленка задумалась и минут тридцать мы ехали молча - я хоронил в душе своюрыбацкую репутацию, а Ленка, похоже, вспоминала азы биологии, пытаясьпонять, что общего у камбалы с крокодилом.На базу мы приехали, мягко говоря, не в лучшем настроении. Слегкаразвеселила соскучившаяся Инга, она облизала Ленку и ткнулась мордой мнев колени. Потом она схватила зубами пакет с камбалой и понесла к лодке.Мне было все равно, поэтому я даже не стал на нее кричать. Потом Ингавернулась и стала переносить к лодке всякую мелочь, которую ей давали,чтобы она не путалась под ногами. На рыбалку мы вышли, когда остальныерыбаки уже поставили свои браконьерские сети и ловили в камышахпривычную мелочь.В довершение всех неприятностей, едва мы отошли от базы, Ленкуугораздило подцепить на блесну сеть. Медленно и уныло, мы ее подтягивалик борту, выпутывали снасть, и когда я уже хотел бросить ее в воду, вголову пришла замечательная идея.- Ленка, где наш мешок с рыбой?Ленка поковырялась на дне лодки и достала почти разморозившийся брусок скамбалой.- Нож!Ленка удивленно на меня посмотрела, но вбитая в голову с первого дняпривычка беспрекословно подчинятся мне в лодке победила, и она безкомментариев подала мне огромный «свинорез». Я отковырял от монолитапару камбал, аккуратно запутал их в сеть, потом бросил ее в воду.- Пусть теперь они думают.Мы с Ленкой повеселели и еще несколько выловленных сетей пополнилисьстранноватым для Вуоксы уловом. Оставшихся пару самых крупных рыбин мыположили на дно лодки и через полчаса они стали похожи на живых, развечто не разговаривали.Лица наши были счастливы и даже сидевшая на носу лодки Инга улыбаласьсвоей слюнявой мордой.- Что поймали, коллеги? – мимо нас медленно проходила лодка с язвительными соседями.- Да так, по мелочам, - мило улыбнулась Ленка и подняла в руке самую крупную камбалу.Рыбаки в лодке затихли, потом самый умный надел очки и застыл печальнойнимфой на корме удаляющейся лодки.- Кажется, они не поняли.- И знаешь, я их не осуждаю, - мы с Ленкой переглянулись и радостно заулыбались.- Ну, что, на сегодня хватит? – я развернул лодку, и мы потихоньку пошли в сторону базы, а Ленка сказала привычное:- Ой!Я уже знал, что в ее лексиконе это означает примерно то же самое, что«стоп» и, заглушив мотор, стал подгребать в сторону зацепа.- У меня сейчас удочка сломается,- жалобно пискнула Ленка.- Давай сюда и быстро на весла, греби потихоньку.Я медленно сматывал катушку, планируя очередные хлопоты с корягой,развлекая себя фантазиями о выражении лиц рыбаков, вытаскивающихнашпигованные камбалой сети, как вдруг удилище в руках дрогнуло,изогнулось и наполовину ушло под воду.- Чего-йто ты делаешь? – изумилась Ленка.- Рыба… Ленка… это щука… - еще не веря себе, прошептал я. Мой голос дрожал и срывался, - щука, Ленка, огромная...Я стал аккуратно выбирать леску, вглядываясь в мутную зелень воды.- Подсачник!- Что?! – изумленная Ленка перестала грести.- Сачок, твою мать. Быстро! Он на корме!Ленка, конечно, видела эту штуку, похожую на сачок для ловли бабочек, ноей не разу ни пришло в голову спросить, зачем мы с собой его таскаем, амне до сегодняшнего момента не довелось ей показать, что это такое.Пока Ленка махала разгоняя мошкару подсачником, вода под лодкой вздуласьи мощными зеленоватыми перекатами обтекла бока всплывшей рыбины. Яохнул, а Ленка от страха профессионально завела под нее сачок. Носвернувшаяся кольцом рыбина, распрямилась, мощно ударила хвостом ивыпрыгнула из подсачника. Я перегнулся через борт, придерживаянамотанной на руку леской беснующуюся хищницу, ухватил ее за горло ивтянул в лодку.Огромная, более метра зверюга растянулась на днище «Казанки», слегкашевеля хвостом, потом она пришла в себя и забилась, норовя выпрыгнуть заборт. Рискуя перевернуть лодку, я бросился не нее своим телом и просунулруку под жабры. Через несколько минут все было кончено - в лодке лежалаокровавленная рыбья туша, мои рассеченные острыми жаберными пластинамируки обильно кровоточили, а с берега доносились переходящие в овациюаплодисменты. Оказалось, что наше выступление проходило на глазах у всейбазы, метрах в десяти от берега.К причалу мы гребли медленно, упиваясь собственной победой и видомпритопывающих в нетерпении рыбаков. Инга, внося свою лепту во всеобщийхаос, слегка порыкивала на рыбину и с гордостью посматривала посторонам.Причалившую лодку обступили рыбаки - щуку с уважением разглядывали,трогали зубы, пытались определить «на глазок» ее вес, а особо дотошныйпобежал к машине за безменом и линейкой. И вдруг:- А это у вас откуда? – очкастый, похожий на ученого рыбак, вытаскивал из нашей лодки камбалу.Мы с Ленкой переглянулись – ненужная теперь заготовка для нашей шутки,казалось, жгла пламенеющие уши.- А это… это мы поймали, - мило улыбнулась Ленка, - на червяков.«Ученый» хмыкнул:- Ничего не понимаю! Я думал, мужики нас разыгрывают, сказали, что у них в сеть камбала поймалась, а вы люди серьезные, не чета нашим юмористам, - и задумчиво покачивая головой, отправился разбирать свой маломерный улов, бормоча о наводнивших реку мутантах и Божьей каре за браконьерство.Михаил.http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:87761Я убью тебя, папочка!Записано со слов дочери моего приятеля:Я пришла в гости к своему папочке, чтобы принять под опеку квартиру.Отец уезжал на три недели в командировку и теперь пытался перегрузитьсодержимое холодильника в мою сумку.- Забери сыр. Посмотри, какой кусочек, натуральный пармезан. Вот здесь отрежешь и можно потереть в макароны, - папа постучал плесневелым куском костромского сыра об стол.- Я не ем макароны, сколько раз тебе говорить.- Вот и хорошо, съешь с чаем.Я вздохнула и бросила сыр в сумку.- Вот половина кабачка и две морковки.- Папа, мне не нужна морковка, и кабачок не нужен.- Как это кабачок не нужен? - изумился папа, - ты же ешь овощи? А это почти новый кабачок, я его два дня назад купил.Я снова вздохнула:- Давай свой кабачок, - и в сумку улегся вялый овощ, прикрывшись сверху морковками.- Не привередничай, меня три недели не будет дома, что ж такому богатству пропадать? Если бы я предложил икру, думаю, ты бы не сильно привередничала.- К чему пустые разговоры, предложи мне икру.Папа загрустил:- Икру я съел, - и малодушно поменял тему, - а вот пакет с кефиром.- Папа! Пакет же открытый, куда ты его сунул!? Там моя косметика!- Ничего страшного, высушишь. А зачем ты в продуктовой сумке таскаешь косметику?- До сегодняшнего дня, она не была продуктовой, - я расстроилась и принялась вынимать из сумки свои вещи. Большая часть кефира уже вылилась и безнадежно испачкала содержимое.- Кости отдашь собаке.- У меня нет собаки! - я отчаянно пыталась спасти то, на чем еще не было кефирных разводов.- Во дворе возле помойки найдешь Шарика, только смотри, чтобы других собак рядом не было. Если будут, отгони, они Шарика обижают. И не перепутай его с Джеком, они одного помета, но у Джека лицо более наглое. И лук я тебе кладу, видишь, половинка осталась, немножко подвяла, его лучше сегодня съесть.- Я убью, тебя папочка.- Да, дочь и должна любить своего отца, - не слушал меня папа, - давай-ка свои причиндалы, я сложу их в пакет, а сумку вымою, потом заберешь. Продукты положим в другой пакет.- Папа, а это что такое, - я достала из холодильника пакетик с белесыми, похожими на крупный рис зернами.- Это опарыши.- Что?!- Ну, личинки, из которых мухи вылупляются, для рыбалки. Тебе они нужны?Я вздрогнула, пакетик выпал из рук и отлетел под стол.- А зачем хватала тогда? - ворчал папа из-под стола, доставая своих личинок, - я их лучше соседу отдам.Я вымыла руки и стала осторожно выгребать из холодильника другойсверток:- А это что?- Не знаю, - удивился папа, - пахнет.- Не пахнет, а воняет. У тебя не было в холодильнике Рокфора?- Кого?- Значит, не было, - и пакет с таинственным содержимым отправился в помойку.- А вот бублик! - папа показал мне хлебное колечко, слегка присыпанное маком, и внезапно засмущался,- ты не думай, он не надкусанный, это я отломил кусочек, когда он мягкий был. Положишь его на сковородку, разогреешь, а потом с маслицем съешь с кофе. Вкууусно! - он закатил глаза, и как ему показалось незаметно, сунул бублик в пакет.Потом он так же «незаметно» засунул в пакет престарелую краюху, пятокпозеленевших картофелин и попытался перелить в пивную бутылку старуюзаварку.Наконец мы расцеловались в коридоре, я подхватила пакет и на цыпочкахпрокралась на пол-этажа выше. Там открыла мусоропровод и, отвернувшись,чтобы не вдыхать зловонные испарения, запихнула пакет в железную трубу.В мусороприемнике загремело, пакет лопнул и с грохотом обрушился внизсвоим содержимым.Вдруг в замке нашей двери повернулся ключ, и папочка вышел на площадку.- Ты чего там делаешь? Заблудилась? Хорошо, что еще не ушла, ты забыла пакет с продуктами. А косметику свою взяла?Михаил. http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:89847Записано со слов знакомого сотрудника прокуратуры.Помер Гоша совершенно бездарно, так же, как он делал и многое другое всвоей беспутной сорокалетней жизни. С его слов получалось, что послежуткой пьянки со своими коллегами-строителями, он решил поутруопохмелиться. А когда, «просветленный», шел на работу, вдруг земля ушлаиз под ног, и он со всего маху ударился головой об асфальт.Искать Гошу начали не сразу. Зная его загульный характер, жена всерьеззаволновалась лишь на второй день. Еще через сутки его нашли в городскомморге судмедэкспертизы, куда и устремились рыдающие родственники.Однако, доступ к Гошиному телу был перекрыт выходными сприсоединившимися к ним праздником.В понедельник, наплакавшиеся родственники прибыли в морг, получили Гошинпаспорт и опознали его вещи. На Гошу сотрудница морга смотреть нерекомендовала, потому, что вторую неделю холодильники в этом заведениине работали и вдова, не глядя, подмахнула акт опознания, доверившисьмнению многоопытной сотрудницы.На шестой день, Гошу, наконец, схоронили в закрытом гробу в присутствиимногочисленных родных и близких. Когда отгуляли «девять дней», вдовасобрала нехитрые Гошины пожитки и отнесла в церковь, дляблаготворительной раздачи неимущим. А еще через пару дней, Гоша позвонилдомой и потребовал забрать его из больницы. Оказалось, что привезли Гошув реанимацию одетого лишь в рваные носки и трусы с цветочками, а ктопомер в его куртке и штанах он совершенно не в курсе.Еще через неделю юридически подкованная соседскими старушками, Гошинажена подала иск на возмещение руководством морга материального ущерба запереданные в церковь Гошины вещи, расходы на похороны, выпитое исъеденное прожорливыми родственниками на всех праздниках, включаяпохороны, поминки и воскрешение. Тогда же было подано заявление впрокуратуру о возбуждение уголовного дела против муниципальных служб,включая больницу, милицию и руководство того же морга.Тем временем, суровая машина правосудия в очередной раз собираласьпройтись тяжелым катком по криминальному кладбищенскому бизнесу изаявление пришлось как нельзя кстати. Его передали руководителюстоличной бригады следователей Александру Петровичу, каковым он ипредставился, заявившись в Гошину квартиру. Выслушав детали истории отбывшей вдовы и несостоявшегося покойника, он пообещал «разобраться ипривлечь». И на всякий случай, попросил Гошу отрезать прядь своих волоси парочку ногтей для сравнительной генетической экспертизы обоихпокойников - Гоши и того, что схоронили в его могиле.Между тем, Гоша остался без работы, поскольку покойников не очень жалуютна любом предприятии. На его место уже взяли человека и в отделе кадровпорекомендовали для возобновления отношений обзавестись паспортом.В перерывах между восстановлением гражданского статуса, Гоша судовольствием рассказывал о своих злоключениях всем желающим,зарабатывая таким нехитрым образом на стакан портвейна и плавленыйсырок. Самых недоверчивых он возил на экскурсию к своей могиле, поднимаяставки до нескольких бутылок бормотухи и оплаты проезда к местузахоронения.Через месяц Гоша вошел во вкус новой жизни, превратившись в местнуюдостопримечательность, поэтому, когда к нему заявился все тот жеследователь, он вполне отдавал отчет в своей ценности, как юридическогоказуса. Между тем, Александр Петрович озадачил Гошину жену просьбойпередать ему для повторной экспертизы какую-нибудь ношенную Гошей до егосмерти вещицу, желательно со следами его выделений, к примеру, грязныетрусы или платок. Просьба была встречена негодованием, и чистоплотнаяхозяйка с позором изгнала следователя из квартиры.Во дворе Гоша догнал следователя и сообщил, что за ящик портвейна готовпорадовать Александра Петровича своими соплями, которые вполне моглисохраниться на платке в кармане его рабочей робы. Получившего в качествеаванса бутылку портвейна, Гошу погрузили в служебную прокурорскую машинуи отвезли по месту бывшей работы.Выяснилось, что Гоша не ошибся - за прошедшее время никому в голову непришло выбросить его вещи из шкафчика и Гоша торжественно вручилследователю свои затвердевшие выделения, размазанные по несвежемуносовому платку. Прежде, чем оставить подопечного компании с коллегами ипортвейном, следователь еще раз собственноручно подстриг Гошины ногти иотрезал изрядный пучок волос.А через неделю, Гоша умер еще раз и, учитывая неудачный опыт, сделал этодома в своей постели. Родственники привычно всплакнули и,воспользовавшись отработанным механизмом погребения, еще раз егосхоронили, благо Гошина могила, уже освободилась стараниями сотрудниковпрокуратуры, эксгумировавших самозванца.В аккурат на повторный девятый день, в Гошину квартиру прибыл все тот жеследователь и застал уже сплотившихся родственников покойного. Постаринному русскому обычаю его напоили водкой и чрезвычайно печальногоотправили восвояси.Нынче, Александр Петрович, после второй бутылки водки, любитрассказывать про этот случай, потрясая перед носом очередной жертвысвоего красноречия ксерокопиями экспертиз и нотариально завереннымивыводами специалистов. Он сыплет юридическими терминами, номерами статейГражданского Кодекса, и цитатами из Евангелия. Особо любознательныемогут взять в руки истершиеся на сгибах документы и убедиться в том, чтобиологические образцы эксгумированного трупа из Гошиной могилы, Гошиныпредсмертные сопли, последующие срезы волос и ногтей, принадлежат одномуи тому же человеку.Михаил.http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:92041"... твою мать" по-христиански.Недавно к нам пришла лучшая подруга жены Катя.- Все, больше не могу, - заявила она, когда с нее сняли шубу и усадили за стол, - дайте мне выпить, - она трясущимися руками прикурила сигарету и в три глотка опорожнила бокал.- Еще!Я налил.- Она говорила, что завтра уедет, а сегодня оказалось, что остается еще на неделю. Вот ты можешь не ржать, я бы на твою рожу посмотрела, если бы к тебе свекруха на две недели приехала.А я и не ржал, подумаешь, слегка улыбнулся.- Ржал, я видела! Как конь ржал! Чего бы ты тогда выскакивал как полоумный в коридор? - и Катя в расстройстве поставила на столопустевший бокал.- В своем доме мне слова сказать не дают, этот маменькин сын вообще мне рот запретил открывать. Вы мужики просто сволочи, хоть бы один из вас за жену перед своей мамашей заступился.Здесь необходимо сделать небольшое отступление - дело в том, что Катяработает товароведом в огромном универсаме, и в ее подчинении находитсячеловек пять грузчиков.- Пять грузчиков! Ты когда-нибудь пробовал с грузчиком по-человечески разговаривать? Да он кроме "еб твою мать" и "пошел на х... за ящиком" ничего не понимает.Именно эту особенность общения с грузчиками, Катя привнесла в семейныйуют и утвердила манерой общения с мужем. И я понимаю ее супруга, которыйпод угрозой развода запретил Кате раскрывать рот при своей маме.- А утром? Знаете, что она делает утром? Я из-за нее спать не могу, потому, что она подскакивает в пять часов и начинает бродить по квартире. И если что-то ей не нравится, во весь голос матерится по-христиански.- Погоди, я не понял. Что она делает?- Ну, как бы матерится... Сейчас вспомню. Во! Бормочет: "Прости меня господи, прости меня господи" и непрерывно крестится, - Катя протянула руку к бутылке и налила сама.- А потом целый день ходит за мной по квартире и спрашивает чем мне помочь! Да какая от нее помощь? Пусть сядет в уголок и не отсвечивает. Знаете, что она еще выдумала?! Она садится за моей спиной на кухне когда я мою посуду и смотрит мне в спину! Я перебила уже все тарелки и "еб твою мать" сказать не могу. Все потому, что свекруха набожная, а я должна из себя приличную корчить.Катя с удивлением посмотрела на пустую бутылку:- В этом доме больше не наливают?Я полез в закрома, а Катя продолжила:- Меня просто пучит от молчания, еще немного и я лопну или заговорю. Но тогда мы точно разведемся, вы же знаете, как он со своей мамашей носится.По окончании третьей бутылки мы легко решили Катину проблему:- Думаете, я смогу это вместо "еб твою мать" говорить? Думаете, у меня получится?Пораженная простотой решения Катя растеряно заглядывала нам в глаза,шевелила непослушными губами, запоминая мантру, и неуверенно крестилась.А через неделю мы собрались у Кати на проводы свекрови. Старушка влучших своих нарядах, блестя счастливыми глазами поднялась со своегоместа и сказала:- Давайте выпьем за мою гостеприимную невестку. Я очень рада за своего сына, что у него такая прекрасная хозяйственная жена. Раньше мне казалось что мы никогда не найдем с ней общего языка, но Катя сильно переменилась за последнее время. Особенно мне приятно, что она обратилась к Богу. И я решила завтра сдать билет и пожить еще немного у своих детей, чтобы помочь Катеньке принять светлое таинство крещения.Гости в изумлении смотрели на Катю, а она, из последних сил сдерживаявзрыв своих эмоций, глядела невидящим взглядом в пустой, без иконы, уголкомнаты, мелко крестилась и скороговоркой материлась заученной у насфразой:- "Прости, Господи, меня грешную, прости Господи, меня грешную...".Михаил.http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:97706Хетчбэк* с ушами.(*примечание: хетчбэк - тип кузова автомобиля)- У меня скоро будет хэчбэк, - произнесла Ленка, тоном, каким женщины сообщают мужчине о желанном ребенке.- Хетчбэк,- машинально поправил я.- Неважно, - Ленка устремила в потолок мечтательный взгляд и пригубила вино.- А почему хетчбэк, а не седан, или, к примеру, купе?Ленка давно хотела машину, но я бы с большей вероятностью предположил,что она покупает "большую красную машину".Ленка отвела взгляд от паутины на потолке и укоризненно сказала:- Ну что ты, у него такие славные уши.Я задумался. Вообще-то, мы с Ленкой друзья еще с детства, но даже я невсегда понимаю, что она имеет в виду. Из всех автомобилей, есть толькоодин с "ушами", но заподозрить Ленку в покупке "Запорожца" былоневозможно в самом фантастическом сне. Поэтому я на всякий случайпереспросил:- Ты уверена, что он с ушами?- Ну конечно, они такие мягкие и теплые.- И где ты его откопала?- Иду я вчера по улице, а мне на встречу, идет замечательная девочка. Ножки стройные, глазки темные, умные. И понимаю, что у нее недавно детки родились.- Лена, ты не могла бы объяснить, откуда видно, что у нее "детки родились".- Что ты дурака валяешь, по соскам же на груди все понятно.- Лена, вот ты сейчас о чем говоришь? - я даже немножко рассердился, потому, что частенько чувствую себя идиотом при общении с моей белокурой собутыльницей.- О собаке, конечно же. О чем я еще могу говорить? Я сегодня была в гостях у ее хозяйки и выбрала себе щенка, завтра мы пойдем его покупать.- Лена... нет собак породы хэчбэк, это тип кузова автомобиля.- Хватит из меня делать дурочку! Я сегодня была у хозяев ощенившейся девочки, так вот, она называется хэчбэк, я это отлично помню.Минут пять мы препирались, потом поспорили "на вкусненькое". Еслипроигрываю я, покупаю Ленке торт, на который она мне укажет, а еслипроигрывает она, то я покупаю торт, который сам захочу. Потом Ленкапозвонила хозяевам щенка и довольная запрыгала по кухне счастливо хлопаяв ладоши.- Я же говорила тебе!- Погоди, порода собаки называется риджбек, это же разные вещи. Значит, ты проиграла!- Ну что за глупости ты говоришь, мало ли что я говорила. Думала-то я правильно!Михаил.http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373
История из жизни:98737Слабительное, как средство от блох.Молодая женщина с моей работы собирается отдохнуть с мужем в Крыму.Запуганные информацией российских СМИ о тяготах украинской жизни,стараются запастись всем возможным, чтобы не зависеть от поставокроссийского газа и не быть растерзанными на сало изголодавшимисяаборигенами. Короткими белыми ночами они составляют длинные спискинеобходимого, а в обеденные перерывы носятся, как угорелые по городускупая вермишелевые концентраты, лекарства и другие полезные мелочи. Воти вчера она рассказывала, как ей удалось наконец пристроить кота ксестре, лишь при условии, что животное накормят до отвала таблетками отглистов и вымоют дустовым мылом, потому что у сестры ребенок, а у котаблохи.А сегодня заявилась наша коллега в аптеку и с трудом разбирая мужниныкаракули, принялась диктовать практикантке-провизору:- Извините, я не могу прочитать названия, у мужа скверный почерк... Он просил от головной боли чего-нибудь и от желудка. Еще средство от глистов и дустовое мыло. Упаковочку снотворного, пожалуйста. Таблетки от температуры и кашля по две пачки. Слабительного. Ах, да, чуть не забыла, таблетки от поноса и чего-нибудь от укачивания.Протягивая покупки, озадаченная практикантка, краснея и смущаясь,тихонечко спросила:- Извините, а чем ваш муж болеет?Михаил.http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=2373

Цитаты