История из жизни:101058

Материал из Онлайн справочника
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Проверка/Оформление/Редактирование: Мякишев Е.А.


Прочитал историю №8 от 14.09.06Подивился, насколько можно извратить реальную историю.Привожу отрывок из книги В. Аграновского "Профессия - Иностранец"О д н а ж д ы. В начале 20-х годов я оказался в числе тех, из когосостоял первый (мы всегда добавляли: славный и легендарный!) выпускнашей разведшколы. Не исключаю, что я вообще был первым советскимразведчиком, заброшенным за границу. А учили нас, между прочим, четырегода - по полной программе, без торопливости. Что касается заброса, тоон осуществлялся в ту пору проще простого: мне сделали документы,посадили в поезд, который шел из Москвы в Польшу, а в Варшаве я, невыходя из здания вокзала, пересел на поезд Варшава - Гамбург, который ибыл местом моего назначения. Цель: найти в Германии старую русскуюагентуру, работавшую еще на царя-батюшку и затаившуюся после революции вожидании "дальнейших инструкций". Вот я и вез эти "инструкции" в надеждесклонить их работать на молодую Советскую республику. Идея быланеплохая, но и не легкая, как может показаться кому-нибудь с первоговзгляда. У меня было с десяток явок, а остальные пятьсот с лишнимадресов мне должны были подослать из Москвы, если я смогу закрепиться на"плацдарме"; пусть вас не удивляют такие могучие цифры агентуры, русскаяразведка всегда брала количеством, это общеизвестно. На "качество" мыперешли только после революции и то вынужденно: нужны годы, чтобыготовить разведчиков, поскольку эта работа все-таки "штучная" - сталобыть, лучше меньше, да лучше!Итак, Гамбург. Замечу, что я прекрасно владел немецким языком, даженесколькими его диалектами, отлично знал город с егодостопримечательностями и расположением улиц, имел довольно приличнуюлегенду, - что еще надо? Был 1924 год. С вокзальной площади, добравшисьдо нее без приключений, я сразу направился по первому адресу, выбираякратчайший путь: одной "знакомой" улицей вышел к порту, другой свернул кратуше, и вот я в тихом и чистеньком переулке, где должен жить мойпервый "клиент". Тут-то и произошло то, из-за чего я, собственно, открылрот.Представьте: раннее утро. Ни души. Иду по сонному переулку, высматриваюнужный мне номер дома. Навстречу движется издали какой-то человек вкожаной кепке с большим козырьком, эта кепка - единственное, что язапомнил. Вдруг, поравнявшись со мной, он меня спрашивает. "Слушай, -говорит, - ты не знаешь, где тут можно поссать?" - "Чего?!" Он повторяетвопрос. "Да зайди, - говорю, - хоть в ту или эту подворотню". Онисчезает в подворотне, и только тогда я понимаю, что он спросил меняпо-русски, и я по-русски же ему ответил! Ну, думаю, все: провал. И этоназывается первый советский шпион! Окончил с похвальной грамотой! И -всего полчаса в Гамбурге! Возвращаюсь на вокзальную площадь, сажусь наскамеечку, ставлю у ног чемодан и жду, как вы понимаете, ареста. Пятьчасов ждал. Не дождался... До сих пор не знаю, кто был этот, в кожанойкепке, и вообще, что случилось: вариантов так много, что ломать головунет никакого смысла. У меня был знакомый еврей-закройщик, уроженецЗападной Белоруссии, я шил у него костюм. Так он, говорит, хотел писать"бумагу в правительство" по поводу ширины брюк (тогда была мода наматросские клеши), а то, говорит, учат у нас где-нибудь "людей нашпионов", потом отправляют куда-нибудь "у в Лондон с парашютом", и черездесять минут после приземления их "берут"! Почему? - спрашивал и самотвечал: "Бруки"! Вот и я мучаюсь: вдруг это не случайность, а он по"брукам" узнал во мне русского?

[[Текст истории из жизни::Прочитал историю №8 от 14.09.06Подивился, насколько можно извратить реальную историю.Привожу отрывок из книги В. Аграновского "Профессия - Иностранец"О д н а ж д ы. В начале 20-х годов я оказался в числе тех, из когосостоял первый (мы всегда добавляли: славный и легендарный!) выпускнашей разведшколы. Не исключаю, что я вообще был первым советскимразведчиком, заброшенным за границу. А учили нас, между прочим, четырегода - по полной программе, без торопливости. Что касается заброса, тоон осуществлялся в ту пору проще простого: мне сделали документы,посадили в поезд, который шел из Москвы в Польшу, а в Варшаве я, невыходя из здания вокзала, пересел на поезд Варшава - Гамбург, который ибыл местом моего назначения. Цель: найти в Германии старую русскуюагентуру, работавшую еще на царя-батюшку и затаившуюся после революции вожидании "дальнейших инструкций". Вот я и вез эти "инструкции" в надеждесклонить их работать на молодую Советскую республику. Идея быланеплохая, но и не легкая, как может показаться кому-нибудь с первоговзгляда. У меня было с десяток явок, а остальные пятьсот с лишнимадресов мне должны были подослать из Москвы, если я смогу закрепиться на"плацдарме"; пусть вас не удивляют такие могучие цифры агентуры, русскаяразведка всегда брала количеством, это общеизвестно. На "качество" мыперешли только после революции и то вынужденно: нужны годы, чтобыготовить разведчиков, поскольку эта работа все-таки "штучная" - сталобыть, лучше меньше, да лучше!Итак, Гамбург. Замечу, что я прекрасно владел немецким языком, даженесколькими его диалектами, отлично знал город с егодостопримечательностями и расположением улиц, имел довольно приличнуюлегенду, - что еще надо? Был 1924 год. С вокзальной площади, добравшисьдо нее без приключений, я сразу направился по первому адресу, выбираякратчайший путь: одной "знакомой" улицей вышел к порту, другой свернул кратуше, и вот я в тихом и чистеньком переулке, где должен жить мойпервый "клиент". Тут-то и произошло то, из-за чего я, собственно, открылрот.Представьте: раннее утро. Ни души. Иду по сонному переулку, высматриваюнужный мне номер дома. Навстречу движется издали какой-то человек вкожаной кепке с большим козырьком, эта кепка - единственное, что язапомнил. Вдруг, поравнявшись со мной, он меня спрашивает. "Слушай, -говорит, - ты не знаешь, где тут можно поссать?" - "Чего?!" Он повторяетвопрос. "Да зайди, - говорю, - хоть в ту или эту подворотню". Онисчезает в подворотне, и только тогда я понимаю, что он спросил меняпо-русски, и я по-русски же ему ответил! Ну, думаю, все: провал. И этоназывается первый советский шпион! Окончил с похвальной грамотой! И -всего полчаса в Гамбурге! Возвращаюсь на вокзальную площадь, сажусь наскамеечку, ставлю у ног чемодан и жду, как вы понимаете, ареста. Пятьчасов ждал. Не дождался... До сих пор не знаю, кто был этот, в кожанойкепке, и вообще, что случилось: вариантов так много, что ломать головунет никакого смысла. У меня был знакомый еврей-закройщик, уроженецЗападной Белоруссии, я шил у него костюм. Так он, говорит, хотел писать"бумагу в правительство" по поводу ширины брюк (тогда была мода наматросские клеши), а то, говорит, учат у нас где-нибудь "людей нашпионов", потом отправляют куда-нибудь "у в Лондон с парашютом", и черездесять минут после приземления их "берут"! Почему? - спрашивал и самотвечал: "Бруки"! Вот и я мучаюсь: вдруг это не случайность, а он по"брукам" узнал во мне русского?]]

См.также

Внешние ссылки